Россия – слишком большая, слишком «северная», чтобы быть экономически суверенной?

При обсуждении в малых группах новых подходов в экономике – технически, идеологически весьма схожих с Курсом Благополучия – одно из часто звучащих опасений таково:

«Разве Россия не большая, малозаселенная и холодная страна? В такой стране просто тяжело быть экономически самодостаточной во всем. Слишком много ресурсов уходит на преодоление всех этих обременений».

Посмотрим внимательнее на это:

Большая ли страна Россия относительно населения?

Да, конечно, очень большая! И это наш колоссальный ресурс для развития.

Факты действительно говорят, что в России очень низкая плотность населения для ее территории в целом – 8.5 чел/кв.км…. по сравнению с 34.6 в США, 150 в Китае, 235 в Германии. Даже Финляндия – 16.

Но есть и примеры высокоразвитых Канады – 3.8, и Австралии 3.3. Только 20 миллионов населения России живет в регионах, где плотность населения меньше, чем в Канаде и Австралии в среднем.

И наоборот — европейские же области РФ по плотности населения равные или выше средней плотности населения в США (34 чел/кв.км) являются домом для 76  миллионов или чуть более половины всех россиян.

В отличие от Китая и Японии, где плотность населения усугубляется малопригодностью половины территории (более 60% территории Японии заняты скалистыми горами и густыми лесами), так и для комфортных городских районов – большая часть не самых северных районов России есть равнины и пологие возвышенности, с обилием пресной воды в большинстве регионов.

С современными технологиями, Россия вполне может быть комфортным домом для 3-4 миллиардов человек – или же сверх-комфортным домом для более чем миллиарда россиян, с избыточным сельскохозяйственным, туристическим, и, немаловажно, потенциалом защищенности и выживания в большой войне.

Является ли недостатком в развитии малая плотность населения?

Людям в принципе свойственно считать своими проблемы и уникальными, и самыми сложными в разрешении. Поэтому россияне бы удивились бы, что и в Австралии, и в Канаде эти дискуссии велись еще сто лет назад. Ответ уже давно не вызывает сомнений – при наличии современной электроэнергетики и железнодорожного транспорта, у Канады нет «анти-преимуществ» по сравнению с более компактными Германией, Италией или Великобританией. Расстояние до следующего города влияет на чуть большую долю складских помещений относительно «клиентских» (тех, куда заходят покупатели или клиенты услуг) в торговле и услугах, на пропорцию между автомобильным и ЖД транспортом, и может привести к чуть большей доле транспортных расходов в экономике – и то, если сравнивать страны с одинаковым уровнем развития ЖД транспорта и уровнем инвестиций государства в инфраструктуру. Говоря проще – в России при «китайском» способе инвестиций в инфраструктуру сегодня (или при «канадском» способе 1960-х годов) транспортные расходы в структуре себестоимости одного и того же товара будут намного ниже тех же расходов в США, и на уровне этих расходов в Германии.

Это предположение подтверждается многолетним сравнением транспортных и складских расходов в структуре затрат сравнимых потребительских товаров между разными странами в транснациональной компании, где работает один из наших авторов. В России они равны средне-европейским, причем заметно ниже для европейских областей, и заметно выше для Сибири и Дальнего Востока. И это при крайне недостаточной автодорожной сети – и потому малой скорости среднего движения грузовиков в час и в сутки пути.

Вообще – неравномерность распределения населения по территории большой страны не есть чисто российская проблема. Здесь же, на сайте Курс Благополучия, перевод хорошей статьи Мэтью Эрета о концепции Проявленной Судьбы, или «манифеста судьбы» в нынешней геополитике. Как минимум – посмотрите на иллюстрации плотности населения России, Китая и США. Только планомерная политика государства по развитию всей территории страны в течение десятилетий способна исправить перекосы в плотности населения

Вредит ли холод экономическому развитию?

Простой ответ – нет, не вредит. Холод по-разному влияет на стоимость жилья в строительстве и в расходах на отопление, в работе промышленности и в сельском хозяйстве.

И в жилье, и в промышленности более длительное холодное время требует дополнительного утепления зданий. Но даже технологии конца 20 века позволяют свести к минимуму теплопотери через конструкции зданий и вентиляцию. Например, и жилые дома, и промышленные здания в Великобритании являются вопиющим примером расточительства и дискомфорта – неутепленные стены, неэффективные оконные конструкции. В то же время все новые здания, и большинство отремонтированных задний в Германии требуют кратно ниже затрат тепла по сравнению с Великобританией. Применение массово доступных строительных технологий сводят в минимуму разницу в затратах на отопление зданий.

Не менее важный вопрос – что дороже, кондиционирование (охлаждение) или отопление здания. Неизбежные потери в работе компрессоров в системах кондиционирования, вентиляционного оборудования, в выработке электроэнергии для работы компрессоров и вентиляции – по сравнению с высоким (более 90%) КПД большинства водонагревательных котлов приводят к тому, что суммарные расходы на поддержание комфортной температуры в здании, на работу производственных процессов летом выше, чем зимой. Только в случае принципиального отказа от кондиционирования летом, расходы на поддержания комфорта летом будут ниже.

Наконец, работа энергетического и промышленного оборудования связана с выделением большого количества тепла, которое нужно отводить наружу. Огромные водоемы вблизи АЭС, градирни тепловых станций и промышленных предприятий – все это и инвестиции, и текущие затраты.

Поэтому в промышленности выгода теплых стран перед холодными вовсе неочевидна. Поддержание тепла – самый легко достижимый ресурс и для промышленности, и для населения, по сравнению со всеми остальными. Особенно, если из стоимости энергии исключить банковские проценты и рентный доход международного финансового сектора. Говоря проще – если дороги, линии электропередачи и большинство электростанций строятся и управляются государственными, а не частными компаниями. И без использования банковских займов и банковских процентов.

Ярким примером вышесказанного, помимо большой Канады в 40 миллионов населения, является маленькая и гораздо более холодная Финляндия с 5 миллионами населения и с плотностью населения как в европейской части России вне больших городов

В сельском хозяйстве – конечно, нет сомнений, что многие южные, тропические культуры просто невозможно вырастить в более северном климате. И культуры, выращиваемые в России, гораздо эффективнее выращиваются в Бразилии. Да, Бразилия всегда будет иметь преимущество перед Россией в этом.

Наибольшая часть от всего, выращиваемого в сельском хозяйстве приходится на зерновые культуры и на сою, больше половины которых в развитых обществах в свою очередь используется для выращивания скота, птицы, рыбы. Это компенсируется гораздо большими площадями в России, пригодными для выращивания зерновых и сои. Иначе по всему Ближнему Востоку потребляли бы пшеницу, выращенную в той же Бразилии, а не в России.

Животноводство, кроме тех же вопросов выращивания зерновых для кормов, также не страдает принципиально  — это все те же вопросы утепления зданий.

Третий аспект – влияние долгосрочных климатических изменений.

На дружественном нам Телеграм-канале Политэконом, тема подлинных изменений климата в ближайшие 25-30 лет была уже не раз подробно освещена. Возьмем оттуда лишь краткий вывод:

Климат на Земле будет стремительно меняться, но вовсе не так, как пропагандируется в западном обществе. Климат будет холодать по всему миру, как часть многосотлетнего цикла солнечной активности и наступления так называемого Большого Солнечного Минимума 2020-2053гг (три малых, одиннадцатилетних цикла подряд).

Одновременно с этим, будет нарастать нестабильность, изменчивость климата по всему миру. Причина – усиливающиеся меридиональные потоки воздуха на большой высоте («север-юг» и «юг-север»), что приведет к множеству вспышек аномально теплой и аномальной холодной погоды в разных частях мира.

Если взять мировую историю как подсказку – схожие климатические изменения в конце 16 – начале 17 века («Большой Солнечный Минимум Маундера») помогли распространению Реформации, «Тридцатилетней войне» и последовавшему Вестфальскому миру, агрессии Запада в отношении России (Ливонские войны) и наступлению Смутному времени. По сути – резкое снижение урожайности по всему миру и голод помогли переформатировать тогдашний мировой порядой в четыреста лет доминирования Запада и его частной финансовой системы по всему миру.

Насколько предстоящее похолодание затронет Россию, ухудшит ее положение? Неизбежно, увеличение холодного сезона в сельском хозяйстве снизит урожайность основных культур – но и одновременно заставит инвестировать в более интенсивные методы выращивания зерна, в многократно увеличенные площади теплиц.

Самое главное – чтобы в холодающем мире дорожающего топлива, дорожающих удобрений и дорожающего продовольствия, эта часть инфляции не «импортировалась» в Россию. Это требует экспортных пошлин, требует изъятия части сверх-доходов экспортеров («ренты») в пользу государства. И масштабных мер по поддержке инвестиций в удобрения, в сельское хозяйство, в переработку для максимального роста предложения этих отраслей внутри страны.

Критически важным для России будет успеть в ближайшие году перейти на новую финансовую модель. В которой большая часть кредитов создается государственными банками. В которой есть план развития всех отраслей и территорий страны – и соответствующая этому плану госкредитная и субсидийная поддержка.

Все с точность до наоборот. «Северность» и размеры России не причина откладывать переход на новую финансовую модель. Напротив – оба фактора и сегодня не препятствие к этому, а нарастающие похолодание и нестабильность климата требуют максимально быстрого избавления от крайне неэффективной сегодняшней финансовой модели России.

Комментарии