Как Германия развивала экономику – пример для России

В предыдущих статьях мы посмотрели на Китай и Японию, а также на Бразилию, как на разные примеры по своему удачных экономических политик. Во всех этих случаях используются инструменты, которые мы предлагаем для российской экономики. В нашей программе «Курс Благополучия» мы подробно изложили действия, способные в короткие сроки изменить траекторию развития экономики страны.

Сегодня, как пример успешной экономической политики, мы предлагаем рассмотреть Германию. Эта страна давно является образцом промышленного развития и личного благополучия для всего мира. Редкий случай, когда и субъективное впечатление туриста, и рассказы тамошних жителей и предпринимателей, и экономическая статистика стыкуются друг с другом и рассказывают историю многих десятилетий успеха.

Как экономическая модель, Германия сегодня может анализироваться только как часть финансовой системы Еврозоны и ЕС в целом. ЕС сегодня, это как американские штаты – только без федерального правительства. А также без общего полноценного Центробанка как аналога ФРС. Другими словами – проще представить европейскую финансовую систему как американскую, в которой есть казначейства отдельных штатов, но нет центрального, федерального казначейства страны. И отдельные штаты (то есть, государства ЕС входящие в зону Евро) выпускают свои долги напрямую на частный рынок облигаций, без участия в этом ЕЦБ.

Общая ситуация по Европейскому Союзу (что называется, в сумме) запрограммирована на хроническую депрессию. Каждая из стран ЕС, согласно финансовым правилам зоны хождения валюты Евро, может взять взаймы до определенного предела (как и каждый американский штат может выпустить облигации), при ограничении дефицита бюджета каждой страны в 3% ВВП.

При этом за 1990-е и 2000-е годы в странах ЕС резко вырос частный банковский сектор, в то время как государственный, кооперативный, муниципальный сегменты банковской отрасли сокращались. Частные банки больше склонны кредитовать «пузыри» в недвижимости, в «государственно-частном партнерстве» в области инфраструктуры, то есть в полу-мошеннической схеме. Когда автотрасса или водопровод строится с участием и государственных, и частных инвестиций, а конечный результат в итоге обходится пользователям минимум вдвое дороже, чем если бы это было построено за бюджетные расходы. Ровно на сумму прибылей участвующих частных компаний и процентов по займам.

Во многих странах ЕС (Греция, Испания, Италия, Ирландия) именно такие вложения в растущую в цене недвижимость и в частные инфраструктурные капиталовложения взамен госрасходов составили большую часть роста частного долга перед банками.

В Германии же экономическому росту, экспорта и производительности труда способствовала именно уникальная банковская структура страны. Две трети банковских активов Германии приходится на сберегательные кассы, муниципальные и земельные банки – то есть, «не частные» банки. И лишь только треть приходится на частные банки, самый большой из которых «Дойче Банк».

Чем принципиально отличаются «не частные» банки Германии? Постановкой задачи. Их задача – не получение прибыли, а экономическое развитие территории, на которой они работают. И это для Германии не новость. Еще в классической русской литературе середины 19 века можно найти восторги спорящей интеллигенции о Шульце и Райффайзене, пионерах кооперативного банковского движения Германии. Уже тогда, около полутора веков назад, еще перед объединением Германии, сложилась традиция немецкого (и частично – скандинавского!) банковского дела. Именно как публичного ведомства, такой же общественной инфраструктуры, какой являются школы, больницы или канализационные сооружения. А вовсе не банковского дела как прибыльного частного бизнеса.

Более 80% производства и ВВП Германии приходится на мелкий и средний бизнес, который кредитуется большей частью именно здесь: в местных и земельных банках. А в дополнение к сотням местных, «не частных» банков  — есть еще и банк KfW (Kreditanstalt fuer Wiederaufbau, Кредитный Институт Реконструкции, или Развития), принадлежащий на 80% федеральному правительству и на 20% земельным правительствам. Именно этот банк поддерживает практически все направления развития экономики: мелкий и средний бизнес, «зеленую энергетику» в виде тысяч ветряков — электростанций и миллионов солнечных панелей на крышах немецких домов, десятки тысяч технологических «стартапов» и многое другое.   Его портфель выданных кредитов размером с полтриллиона евро или – 12% ВВП Германии.

Для дальнейшего понимания причин процветания экономики Германии, напомним важные термины из новой экономической теории – Политэкономической теории благополучия.

 «Белые» деньги создаются государством.  Создаются любым способом – займами граждан и частных компаний от госбанков, займами государства от госбанков, или прямой эмиссией денег на казначейских счетах. С оговорками – пока их количество не влияет на рост цен, и пока государство не позволяет явные спекуляции против национальной валюты.

Важно! В случае кредитной природы новых «белых» денег – процент по ним превращается в доход государства как акционера банка, выдавшего новый займ.

Токсичные, или «черные» деньги – создаются новым займами от частных банков. Причем заемщиками могут быть как частные компании и отдельные люди, так и само государство, когда пытается через долг финансировать больше расходов, чем это можно поддержать собираемыми налогами.

Важно! Процент по этим займам становится доходом международного частного финансового сектора и ведет к постепенной потере государственного суверенитета, и переходу активов страны под внешний контроль

Все вышесказанное означает, что для суверенного развития экономики страны надо применять ТОЛЬКО (или почти только) «белые» деньги!

Именно так и делают в Германии. Это видно из цифр  – займы на сумму более 100% ВВП или 4 триллиона евро, или две трети кредитной массы Германии, есть «белые», «нетоксичные» деньги. Которые созданы «из воздуха» на пользу общества, всегда доступные для любого минимально добросовестного бизнес — проекта. Процент по займам от «не частных» банков не изымается из экономического оборота как дань международному частному финансовому сектору, а остается работать в экономике страны.

Те, кто работает с немецкими компаниями-поставщиками, знает их отличие от российских компаний. Немецкие – они всегда могут купить любое необходимое оборудование и инструменты в кредит под  низкий процент, работают в своих, а не в арендованных зданиях, всегда могут пережить финансово трудные времена. Это происходит потому, что у них есть доступ к долгосрочным займам под низкий процент. Порой кажется, что  в Германии в принципе невозможно придумать любую вменяемую бизнес-идею в реальном секторе экономики, и при этом не найти на нее низкопроцентного, длинного финансирования.

Вдобавок – все необходимая инфраструктура в наличии, и постоянно доинвестируется: дороги, водопровод, энергоснабжение. Никаких официальных или скрытых «плат за подключение». Откуда? Владельцы инженерных сетей, по сути, контролируются местными властями и имеют доступ к займам тех же местных банков.

Но ведь нет постоянного скрытого субсидирования всех этих инвестиций со стороны правительства, как мы это видели в прежних статьях на примере Китая и Японии, спросите вы? Как же в итоге возвращаются все эти замечательные, пусть и низкопроцентные и очень долгосрочные займы?

И вот тут для Германии есть выгода от нахождения в огромной европейской экономической системе. В нацеленной на стагнацию и бездефицитный бюджет Еврозоне, одни страны «перетягивают на себя одеяло» от других стран ЕС. Торговый профицит Германии – это во многом торговый дефицит других стран.

Бюджетный профицит Германии последних лет перед «коронакризисом» и низкий госдолг страны (около 60%ВВП)  уравновешивается бюджетным дефицитом и высоким госдолгом других стран в ЕС. Экономика Германии, как пылесос, высасывает весь потребительский спрос внутри ЕС. Где остальные страны создают новую, «черную», «токсичную» денежную массу через займы государств, компаний и граждан от частных банков – но при этом не могут создать условий для новых инвестиций на «микроуровне», на уровне конкретных предприятий.

За многие послевоенные десятилетия работы немецкого экономического механизма, сложились сильные конкурентные преимущества, компетенции десятков тысяч малых и средних предприятий Германии. Если долгие годы можно иметь беспрепятственное финансирование от банков, нацеленных именно на успешность этих предприятий, если вся регулирующая функция государства на всех уровнях подстраивается под то же самое. Значит, на финансовые и бюрократические проблемы эти компании будут тратить намного меньше средств и времени, намного больше — на свое главное дело. И у них получится сделать силами компании из 200 человек лучшую машину по наклейке этикетки на винную или пивную бутылку, или часть оснастки для производства автодеталей. Тогда и государство может через растущие налоги от здоровой экономики избегать роста госдолга, а иногда и снижать его, как это происходило в Германии с бюджетным профицитом в 2011-2019 гг, до самого начала «коронакризиса»

По сути дела – в Германии, как и везде в мире, экономика плановая. Просто субъектом планирования выступает не монстрообразный, космополитичный частный финансовый сектор, а «не частные» банки на всех трех уровнях, хорошо взаимодействующие со своим уровнем власти. Тут нет компартии Китая и японских институтов планирования. Но если посмотреть на штаты одного только федерального госбанка развития KfW, способного оценивать и поддерживать сотни новых технологий, то чем он отличается от некоего «Госплана» в его уменьшенной, прагматичной версии? Просто не надо опускаться до идиотизма позднесоветского Госплана в виде планирования размещения конкретных парикмахерских и производства расчесок для них, а стоит обеспечивать кредиты для желаемого через несколько лет отраслевого баланса по экономике в целом.

А в другой крайности (Греции, Испании и Италии) —  частные банки толкают всю экономику в строительство сотен тысяч домов для отдыхающих на дико подорожавшей земле. На возведение частных платных автострад, потому что умственных и организационных способностей частного банковского сектора хватает на планирование только такого развития. При одновременной гибели целых отраслей перерабатывающей промышленности.

Причем затраты немецких компаний часто ниже, чем в большинстве стран, с которыми они конкурируют! Как же так, спросите вы, ведь зарплаты в Германии высокие? На удивление – час работы немецкого рабочего часто стоит ниже, чем в большинстве стран Старой Европы, а покупательная способность его зарплаты – выше. Если большая часть расходов на образование, здравоохранение, инфраструктуру остается в государственных или муниципальных руках, то единица результата в этих областях обходится дешевле всего. Также и в покупке жилья, и в ценах в магазинах. Действенная поддержка нового жилищного строительства и сильная антимонопольная политика не позволяют ценам расти.

В итоге в Германии и получилась экономика со здоровыми государственными финансами, небольшим, но устойчивым ростом, очень конкурентоспособной промышленностью. Большинство займов, полученных и частными предприятиями, и муниципальными операторами инфраструктуры, имеет высокий шанс быть выплаченными из текущей финансовой деятельности предприятия. Значит, можно обойтись и без скрытого списания прежде выданных займов (как это частенько практикуется в современном Китае).

Но, позволим себе страшную инсинуацию, если все же и потребуется в Германии без лишнего шума списать некоторые займы предприятиям или муниципалитетам – кто от этого пострадает? Да никто! Ведь эти деньги были нарисованы «из воздуха» муниципалитетом или государством в момент выдачи кредитов. Если в исключительных обстоятельствах списать трудный к возвращению займ, то .почему бы и не сделать этого? На частную собственность никто не посягает. Как уже выясняли на примере Китая и Японии, и инфляцию это не вызывает. Особенно, если написать на это хорошую, педантичную немецкую инструкцию.

В чем урок для России?

Прежде чем говорить, что почерпнуть для России в немецком опыте, подчеркнем, что Германия по отношению к России находится как бы «на другой планете». Политически, это оккупированная, несамостоятельная страна. Согласно негласным соглашениям с США («Канцлеракт» и прочие), есть жесткий контроль за назначение первых лиц страны, за руководством и редакторской политикой СМИ, за внешней политикой. Военные расходы крайне низки. Часть экономической политики через механизмы ЕС, ЕЦБ и принадлежность к зоне Евро вообще напрямую неподконтрольна правительству.

Но именно в этом и ценность опыта Германии, как и рассмотренного до этого опыта Японии. На сегодня очевидна несамостоятельность экономической политики России от внешних центров влияния. Но, отличие от Германии, российская власть в любой момент может ограничить внешнее влияние  — на нашей территории нет десятков американских военных баз с тяжелым вооружением. Просто пока выбора в пользу самостоятельной экономической политики России не сделано. Политическое решение ПОКА не принято.

И тем ценнее уроки Германии:

Первый. Большая часть займов в экономике должна создаваться банками, принадлежащими федеральному или региональным правительствам. Правила их работы не должны позволять валютные спекуляции, вывод средств из страны. Эти банки надо нацеливать их на максимальное развитие предприятий в конкретных отраслях и регионах. Процент по их вкладам должен возвращаться в инвестиции и в потребительский спрос, а не выводится из экономики как сверхдоходы международных финансистов.

Второй. Как прямыми бюджетными затратами, так и кредитной поддержкой муниципальных операторов инфраструктуры всех видов, должна постоянно строиться достаточная сеть энерго и газоснабжения, водоводов и канализации, системы переработки отходов. Именно в вопросах, где Германия отошла от этого принципа, ее экономика получила неоправданный рост цен (например, на газ для населения и промышленности), что вредит ее конкурентоспособности.

Третий. Качественное образование и медицинская помощь должны оставаться бесплатными для населения, или максимально доступными. Только так можно снизить совокупные затраты общества на образованность и здоровье. Сейчас в Германии много недовольств именно с необоснованным урезанием базовой медпомощи – и произошло это именно в последние годы, когда, подчиняясь требованиям ЕЦБ о недопущении бюджетного дефицита, эта область медицины подверглась так любимой либералами «оптимизации». Так что это тот случай, когда нам нужно учиться на негативном опыте Германии – не урезать доступность бесплатной медпомощи!

Четвертый. Если в Бразилии сворачивание программ развития и доступа экономики к «белым деньгам» уже произошло – то Германии такая схватка еще предстоит. В неолиберальных замыслах нового мирового порядка ни в одной стране мира нет места состоятельному, экономически независимому среднему классу и экономическому развитию на основе «белых», государственных денег. Немцы — не исключение.

Даже длительный успех не дает гарантии его защиты.

Однако, достойно уважения, как немецкие власти, при всей их подчиненности внешним силам, твердо отбивают атаки на свою банковскую систему и настойчивые призывы к ее приватизации. Пока они расплачиваются все большими и большими проблемными активами, которые «вешаются» частными западными финансовыми группами на немецкие банки. Но даже здесь, именно частные немецкие банки вроде «Дойче Банк» страдают от этого вида «дани» глобалистам больше всего.

Сейчас западной системе выгодно контролировать поведение всей Европы в рамках ЕС через поведение Германии, главного игрока внутри ЕС, и главного бенефициара механизма Евро как финансового инструмента контроля всей Европы. И поэтому разрушать экономику Германии «хозяевам денег» слишком быстро тоже нельзя. Как долго это продлится – мы пока не знаем.

Важно! У немцев почти нет шансов сохранить свою систему, если хаос в континентальной Европе понадобится глобалистам. Как это будет достигнуто – через очередную волну беженцев, через масштабные теракты (или еще что придумают) уже не так важно. Но прямо сегодня, на техническом уровне, многие инструменты из работы госбанков всех видов, из программ развития экономики Германии всех видов, можно и нужно заимствовать для России.

В завершение: вся немецкая банковская система в муниципальной, кооперативной и земельной собственности работает как один огромный, децентрализованный Фонд Роста и Фонд Жилищного Строительства из программы «Курс Благополучия». Валютный контроль случается сам собой – невозможно вывести деньги из муниципального или даже федерального госбанка за границу из займа, взятого на цели развития, если смысл его работы есть поддержка развития конкретного муниципалитета. Редкие такие эпизоды расследуются именно так, чем они и являются – как уголовные преступления.

Но без расширенного государственного кредитования и субсидирования множества проектов, одной только банковской системы под госконтролем не хватает для быстрого роста экономики и преодоления бедности.  Поэтому именно в России важны все остальные элементы «Курса Благополучия», помимо «белых денег» через госбанки:

  • рост зарплат бюджетников, социальных выплат всех видов и пенсий;
  • обнуление НДФЛ на доходы ниже двух МРОТ;
  • валютно-банковский контроль (снижение мошеннического вывоза капитала);
  • субсидирование импортозамещения;
  • поддержка добавления мощностей в разных отраслях для избежания роста цен;
  • ускоренное строительство недостающей инфраструктуры в рамках госпрограмм.

Группа разработчиков экономической программы
«Курс Благополучия»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие статьи

Китай и Япония как особый случай экономической политики

Китай и Япония как особый случай экономической политики

Экономические последствия коронавируса, вызванных им карантина и самоизоляции, уже оказались очень тяжелыми для российской экономики. Если государство не пересмотрит нынешнюю экономическую политику – нас ожидает

Читать далее »

Поделитесь материалом в социальных сетях

Поделиться в vk
ВКонтакте
Поделиться в facebook
Фейсбук
Поделиться в twitter
Твиттер
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в telegram
Телеграм

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: