Экономика — мифы и опасения

После публикации текста программы выхода экономики России из кризиса «Курс Благополучия»пошел вал писем и обращений. Критика, вопросы, дополнения. И это прекрасно. Это очень хорошо.

Сегодня мы публикуем ответы на некоторые поступившие опасения и возражения. Отвечаем на вопросы, развенчиваем мифы…

Приложение к экономической программе «Курс Благополучия»

Успешность реализации программы «Курс Благополучия» зависит от решимости власти в деле её проведения. При этом, успех безусловно зависит от доверия общества и понимания людьми воплощаемой программы. Это значит, что результат напрямую стоит в зависимости от быстрого объяснения смысла происходящего и преодоления заведомо ложных представлений о предлагаемых  мерах.

Примеры подобных заблуждений, которые должны быть разъяснены населению.

Миф №1. Госбанки и структуры заведомо более неэффективные, склонные к коррупции и растрате средств, чем частные коммерческие банки.

Сумма необходимой санации частных банков в мире за последние годы превосходит все возможные оценки воровства в госзакупках. Причем — и в России, и в США, и в других странах.

Самое большое воровство в мире происходит именно через операции частных коммерческих банков! Новый кредитный ресурс создается банками полностью «из воздуха» (смотри подробное объяснение механизма в официальном издании Банка Англии). А в случае его потери и сопутствующего «убытка» для банка – государство санирует, спасает, дофинансирует банк на потерянную сумму.

Миф №2 Государственные компании в инфраструктурных проектах менее эффективны, чем частные.

Продолжение мифа №1 про «неэффективность госбанков». На худой конец, якобы, должно быть «государственно-частное партнерство», где по факту, государство оплачивает строительство инфраструктуры частными компаниями и частными банками, более чем удваивая стоимость объектов из-за процентов и накладных расходов всех посредников в этом процессе.

Как и здравоохранение, образование, вооруженные силы – если что-то наиболее эффективно может быть построено на конкретной территории только единожды (например, канализационный коллектор) – то это должно быть собственностью государства и государственными инвестициями! Без малейшего участия в затратах на этот проект процентов на кредит в любой форме! Частные компании могут быть подрядчиками в проектировании и строительстве новых объектов, и – иногда —  операторами группы похожих объектов в ограниченном объеме работы данных объектов.

Миф №3. Есть «особая способность» именно займов от госбанков (или увеличенных государственных расходов) при дефицитном госбюджете создавать инфляцию.

Любой способ добавления новых денег в экономику способен вызвать рост цен, если не перекрыта возможность спекулятивной игры на валютном рынке против рубля, и если компаниям тяжело расширить производство при растущем спросе. В этом плане, новые рубли от любого из следующих источников одинаково полезны (для расширения спроса) или одинаково вредны (для роста цен):

—  Рубли от увеличенных бюджетных расходов

— Рубли от увеличенной выдачи кредитов частными или государственными банками

— Рубли от продажи валюты валютными спекулянтами или краткосрочными инвесторами

—  Рубли от продажи валюты экспортерами

Миф №4. Государственный бюджет должен сводиться без дефицита, а ещё лучше – с профицитом. Иначе якобы обязательно будет «как в Зимбабве», в Веймарской Республике, или в России 1992-1994гг.

На самом деле государство СНАЧАЛА тратит деньги через свои расходы, а ПОТОМ собирает из экономического оборота деньги в виде налогов. Излишком денег в финансовой системе страны является ровно та сумма, которая вызовет рост цен на потребительских рынках, если эту сумму не изъять из оборота через налоги. При этом сумма налоговых поступлений в бюджет может быть иногда больше расходов —  а чаще всего, если экономика хоть немного растет, изымаемая через налоги сумма, должна быть меньше бюджетных расходов. Иначе недостающая денежная масса должна быть влита в экономический оборот через займы от частных или государственных банков.

Никто ещё не придумал теоретического, или просто логичного объяснения, почему государство не может тратить больше денег, чем оно собирает в виде налогов, если цены остаются стабильными. (Именно этот процесс мы на протяжении уже длительного времени наблюдаем в экономике так называемых «развитых стран» Запада)

То есть главное здесь – именно стабильность цен.

Главная «страшилка» — рост цен при прямой эмиссии денег государством. Но есть фундаментальные исследования именно этих примеров гиперинфляции (в частности, экономистом – исследователем истории кредита и денежного обращения М.Хадсоном), убедительно доказывающие, что такое обесценение валюты происходило в разрушенных войной или смутой государствах. С прерыванием снабжения потребительского рынка от национальных производителей и резким ростом их импорта. Слабость или отсутствие валютного контроля вело к сжиманию валютного рынка, к резкому обесценению национальной валюты, и уже только потом к росту цен на продаваемую импортную и собственную продукцию. Что в свою очередь вело к дальнейшему витку девальвации и роста цен.

Главное – валютный контроль, и легкость добавления новых производственных мощностей. Тогда эмиссию или низкопроцентное госкредитование (равноправные способы добавления денежной массы) можно наращивать так быстро, как получается расширять производство и требуемую для него инфраструктуру. Но именно до этого предела, не сверх его!

Миф 5. Если просто раздавать много денег (увеличивать спрос), то вырастут цены (в развитие предыдущего, про дефицит бюджета)

«Любое лекарство есть яд, вопрос лишь в дозе».

До тех пор, пока остается ожидание стабильности цен в будущем, игрокам на рынке выгоднее увеличить объем продаж, чем поднимать цены. И особенно — для лидера рынка. Потому, что решение поднять цены несет риск того, что конкурент, решивший расширить производство, увеличит свою долю и, в конечном итоге, сместит лидера или даже вызовет его падение.

В реальной жизни эта логика не работает, так как второму, и уж тем более третьему и четвертому игроку все труднее привлечь инвестиции и расширить производство. Есть риск ошибиться с продуктом, с рекламой и в итоге не отдать взятые кредиты. А как только на это наслаивается соблазн монопольного сговора игроков – дополнительному спросу действительно легко превратиться в понятие цен.

Именно здесь работает логика дешевого кредита от Фонда Развития (ФР) и Фонда Жилищного Строительства (ФЖС) в адрес компаний второго ряда во всех сферах экономики. Ведущая компания также может получить целевой дешевый кредит на создание новых мощностей, но только при условии не увеличения цен на свою продукцию. (Подобную схему точечной поддержки использовали США для развития своей экономики, где ведущую роль в ходе их «индустриализации» в 20 веке играла, Reconstruction Finance Corporation (RFC) (Корпорация Финансирования Реконструкции, аналог сегодняшнего ФРП Минпромторга РФ, но в десятки раз крупнее) В Китае сегодня так работает множество провинциальных агентств развития). Конечно, все это дополняется действенной антимонопольной политикой Федеральной Антимонопольной службы. (Но только в таком порядке – сначала легкость расширения мощностей, и только потом наказание слишком «хитрых»).

Даже если часть кредитов не будет возвращена – это есть разумный процент потерь при достижении ценнейшей цели: максимального роста экономики без инфляции.

И помним – эти деньги изначально были «нарисованы из воздуха». Списать их часть как сознательное субсидирование части проекта, или как досадную коммерческую ошибку предпринимателя, не так страшно — в разумных пределах. Если они не были выведены из страны через дефектный (сегодняшний) валютный рынок, работающий сейчас при отсутствии валютного регулирования – мы лишь добавили требуемую денежную массу в экономику и создали часть требуемого спроса. Никаких внешних или внутренних займов государства от этого не увеличилось.

Миф №6. Валютный рынок должен быть полностью либерализован, не может и не должно быть  никаких ограничений со стороны государства. 

Оборот спекулятивных и неторговых валютных операций намного превышает оборот валюты вокруг экспорта и импорта товаров. В реальном мире трудно полагаться на добросовестность всех валютных спекулянтов и их независимость от сил, стремящихся вызвать финансовый крах России. Значит, вполне уместно сохранять максимально либеральный режим покупки и продажи валюты для экспортеров и импортеров и при этом вводить дополнительные проверки для неторговых операций, прежде чем позволить им случиться. Как уже было сказано – большинство участников ежедневного оборота рынка даже не заметит мер этого валютного контроля, пока они обеспечивают фактический ввоз и вывоз товаров.

Когда же возникают отношения вокруг дивидендов и распределения прибыли, оплаты нематериальных активов и лицензионных платежей, краткосрочных инвестиций и спекуляций – вполне уместно проверить и разрешить (или запретить) валютную операцию до её совершения. При необходимости – сверившись с данными налоговых документов и проверок. Смотри пример десятков стран сегодня, где это успешно работает каждый день.

Миф №7. Необходимо максимальное привлечение внешних инвестиций для развития страны.

Этот стереотип жив только в России, где в 1993 году сложилась уникальная финансовая система, полностью подчиненная внешним центрам контроля. Нет никаких препятствий для расширенного кредитования и частных, и государственных предприятий через займы частных и государственных банков внутри России. Да, транснациональные компании приносят новые технологии, менее известные местным компаниям. Но в обмен на это они вывозят из национальной экономики сверхвысокие прибыли – поскольку пока местные компании не могут построить конкурентоспособные мощности, можно поддерживать высокие цены. Большинство этих «новых технологий» созданы 40 – 50 лет назад и легко воспроизводимы внутри страны, если местные компании получат нужное финансирование, и если будут мотивированы постоянно расширять производство внутри страны.

Миф №8Частный банк может выдать как займы частным заемщикам лишь деньги, которые он привлек от других банков или от вкладчиков депозитов.

Это – самое важное экономическое заблуждение в мире. На самом деле каждый банк создает из воздуха, «из ничего» новую денежную массу в момент выдачи нового займа, без всякой связи с привлечением депозитов или других займов (опять же – смотри детальный рассказ Банка Англии о том, как это происходит).

Именно частные банки создают почти все новые деньги в современном мире. Национальный банк нормами резервирования и другими мерами в ограниченной мере регулирует, какую новую денежную массу создают частные банки. Через доход по процентам по этим вкладам, частный финансовый сектор постепенно скупает всю остальную, нефинансовую часть экономики. При этом транснациональные компании действуют в тандеме с глобальными финансовыми группами. Имея привилегированный доступ к этим «кредитам из воздуха», они быстро монополизируют оставшиеся конкурентные секторы нефинансовой части экономики.

Самые благополучные страны мира сегодня – как раз те, которые сумели сохранить часть банковского сектора под государственным или муниципальным контролем. Именно так в Германии, Скандинавии, Голландии. Здесь государственные, земельные и муниципальные банки, на которые приходится до трети новых банковских кредитов, продолжают финансировать общественно значимые задачи, и возвращают заработанные проценты в экономический оборот.

Именно так было построено послевоенное благосостояние США – через работу государственной Финансовой Корпорации Реконструкции (RFC), в течение 10 лет финансировавшей до половины нужд страны в долгосрочном промышленном и инфраструктурном кредитовании.

В современном Китае большинство новых кредитов приходится на 4 коммерческих банка с госучастием, которые через свои кредиты, по сути, удваивают денежную массу Китая каждые несколько лет.

Необходимость новых двух Фондов – как и в случае появления Финансовой Корпорации Реконструкции в США в 1930-е годы – лишь на несколько лет, пока не будет решена задача перезапуска индустриализации и расширенного строительства жилья и инфраструктуры. Потом – госбанки, федеральные и областные операторы сетей и госучреждений, и региональные (областные)_ агентства развития  поэтапно воспримут на себя нагрузку, поначалу выполняемую двумя новыми Фондами.

Миф №9Русские – это страшно вороватая нация, а их чиновники – особенно. Все вышеописанное будет нагло разворовано

Нет изначально вороватых и ленивых наций (кстати, такими в прошлом считались именно Германия и Япония). Есть бедность и изъян экономического механизма, делающие коррупцию и воровство чиновников более легкими. Самая главная антикоррупционная мера в мировой истории – разумный валютный контроль и достаточное создание нового богатства государством через кредитную или прямую эмиссию.

Валютный контроль резко снижает и воровство (труднее вывезти из страны) и ущерб от оставшегося воровства (ладно, сейчас тебя не поймали, но деньги остались работать внутри страны)

Сейчас государство слабое – а жулики, «организаторы схем», сильные и неуловимые. В предлагаемой модели – государство сильное, а жуликам очень тяжело убежать с деньгами.

Внешнее противодействие и внешнее давление при проведении Курса Благополучия

Следует изначально признать, что предлагаемый Курс крайне нежелателен для фактических центров власти и принятия решений Западного мира. Потому, что он создает опасный прецедент успешного экономического развития в отрыве от их власти и влияния. Именно поэтому проведение Курса Государственного Благополучия встретит максимально жесткое противодействие всех видов – вплоть до военных угроз и возможных видов санкций и экономического давления. Опыт многих стран, успешно и неуспешно начинавших двигаться по схожему пути, показывает, что государству необходимо изначально определиться со стратегией защиты или уклонения от внешнего давления, и регулярно адаптировать её к меняющейся ситуации.

Стратегия защиты и уклонения может включать как принципиальные моменты, объявляемые долгосрочным выбором, с жесткой демонстрацией готовности к ответным действиям любого рода, так и сотрудничество с Западными центрами власти в выполнении требуемого Курса в обмен на его «неафишируемость» и нераспространение на другие страны. Также – уместны и приемлемы меры по введению противника в заблуждение через искаженную экономическую отчетность, демонстрируемые формальные уступки, при сохранении максимума от сути элементов Курса.

С Всемирной торговой организацией (ВТО) вообще не нужно конфликтовать первые два года проведения курса. Даже при крайней невыгодности большинства ставок пошлин, принятых на себя Россией, этот конфликт можно отложить на третий – четвертый год Курса. Вышеописанные шаги более чем компенсируют ущербность норм и ограничений ВТО, принятых на себя Россией.

Наконец, долгосрочная успешная защита Курса требует системной работы по изучению противника, определению его слабых и уязвимых зон, пониманию действий элит и руководства. Как формальных политических лидеров и институтов власти, так и подлинных, трансграничных центров власти и принятия решений.

Требуются стратегии и структуры мягкой силы и влияния на элиты и население других стран – «носителей» ресурсов и силовых возможностей трансграничных правящих группировок.

Кризисная ситуация в мире, сложившаяся благодаря «эпидемии коронавируса» создает новые возможности для России. Сегодня США, Евросоюз, другие страны лихорадочно формируют программы помощи своей экономике, создают элементы поддержки населения и отдельных её отраслей. Население России в свою очередь ждет от главы государства и правительства решительных шагов по поддержке и сохранению отечественной экономики. В этой ситуации чрезвычайные новые меры понятны, что выводит руководство России из зоны информационной атаки западных медиа и отвечает запросу населения.

Наступил уникальный момент для начала воплощения Курса Благополучия!

Группа разработчиков

экономической программы «Курс Благополучия»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие статьи

Либералы опять предлагают России долговое рабство

Либералы опять предлагают России долговое рабство

На фоне ухудшения социально-экономической ситуации в стране, вновь громко зазвучали голоса «либеральных экономистов». Идейных наследников Егора Гайдара и «приватизаторов» из «святых 90-х».  Эпидемия коронавируса, а,

Читать далее »
Белоруссия + Россия и «Курс Благополучия»

Белоруссия + Россия и «Курс Благополучия»

Протесты в Минске продолжаются, эмоции чуть поутихли, российские «вагнеровцы»  — заложники американо — украинской спецоперации – вернулись в Россию. Лукашенко устоял. Настал момент спокойно оценить

Читать далее »

Поделитесь материалом в социальных сетях

Поделиться в vk
ВКонтакте
Поделиться в facebook
Фейсбук
Поделиться в twitter
Твиттер
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в telegram
Телеграм

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: