Китай и Япония как особый случай экономической политики

Экономические последствия коронавируса, вызванных им карантина и самоизоляции, уже оказались очень тяжелыми для российской экономики. Если государство не пересмотрит нынешнюю экономическую политику – нас ожидает спад 6-8% ВВП по итогам 2020 г/, и долгое восстановление прежнего уровня. Но коронавирус (и все, что с ним связано) лишь обострил глубинные проблемы экономической политики России. В нашей программе «Курс Благополучия» мы подробно изложили действия, способные в короткие сроки изменить траекторию развития российской экономики.

Один из главных барьеров на пути к принятию решения о выполнении пунктов Курса –  чисто психологический. Это слаженно поющий либерально-экономический хор голосов. Он пугает последствиями, призывает не отступать от того, что делают «другие развитые страны». Не делать того, что противоречит «общепринятой экономической науке».

А что на самом деле делают «развитые страны», та самая «общепринятая экономическая наука» как раз и не говорит. Поэтому пришло время нам восполнить этот пробел и рассказать про недавнюю экономическую историю двух очень разных стран, очень больших экономик: Японии и Китая. А заодно и предложить контуры другой экономической теории, которая по факту применяется руководствами этих двух и многих других стран. Уже можно уверенно сказать, что обе эти экономики пострадают от коронавируса меньше других и быстрее остальных восстановят ВВП и экономический рост.

Предложим новый экономический термин, для новой экономической теории – Политэкономической теории благополучия.

Есть по происхождению деньги «белые», здоровые – и «токсичные», или черные.

«Белые» деньги создаются государством.  Создаются любым способом – займами граждан и частных компаний от госбанков, займами государства от госбанков, или прямой эмиссией денег на казначейских счетах. С оговорками – пока их количество не влияет на рост цен, и пока государство не позволяет явные спекуляции против национальной валюты.

Важно! В случае кредитной природы новых «белых» денег – процент по ним превращается в доход государства как акционера банка, выдавшего новый займ.

Токсичные, или «черные» деньги – создаются новым займами от частных банков. Причем заемщиками могут быть как частные компании и отдельные люди, так и само государство, когда пытается через долг финансировать больше расходов, чем это можно поддержать собираемыми налогами.

Важно! Процент по этим займам становится доходом международного частного финансового сектора и ведет к постепенной потере государственного суверенитета, и переходу активов страны под внешний контроль

А есть ли в мире примеры экономического развития на основе, почти исключительно «белых», нетоксичных, государственных денег и кредитов? Да, и очень много. Более того – практически все мировое благосостояние построено именно в тех странах и в те периоды их истории, когда «белые деньги» преобладали в финансировании развития страны.

Давайте посмотрим на примеры двух очень разных стран, с разными культурами, часто бывшими злейшими противниками друг друга – на Китай и на Японию.

Китай

Большая часть займов в Китае является займами компаний и (в меньшей степени) граждан от преимущественно государственных банков. На них приходится больше 90% вновь выдаваемых кредитов. Вся сумма банковских кредитов, вращающихся в китайской экономике, по отношению к ВВП Китая близка к 300%.

Важно! Трудно отследить, какая часть выданных в китайской экономике кредитов не возвращается заемщиками. Такой информации нет. Но нужно понимать, что для большинства невозвращаемых кредитов в Китае речь идет не столько о проблемах  с их возвратом и нерадивых заемщиках, сколько о скрытом механизме субсидирования публичной инфраструктуры (например, новых железных дорог) и новых производственных мощностей в частном секторе.

Госдолг Китая относительно небольшой $5,5 трлн  или 48% ВВП, и он также преимущественно есть заимствования от тех же госбанков. Причем 2/3 этой суммы — это облигации провинций, как их источник финансирования их развития ( в первую очередь строительства инфраструктуры).

В апреле 2018 года появились сведения, что долг китайских провинций (которые, примерно, как наши «субъекты федерации») скорее всего, выше официального на 6 трлн долларов. Если это так, то госдолг Китая на самом деле более 90% его ВВП.

Важно ли это? Нет. Главное, что этот долг самим себе. Левый карман одного и того же хозяина должен правому карману, а в целом от такого «перекладывания» средств хозяин стал богаче. В этом и есть фундаментальное отличие государства от личного домохозяйства в подлинной экономической теории.

На долг китайских домохозяйств (преимущественно, долг по покупке жилья) – приходится еще 50% ВВП или 6,5 трлн  долларов. И на корпоративный долг китайского бизнеса — еще более 200% ВВП или еще 25 трлн. долл. Все последние 23 года ВВП Китая рос в среднем на 9.5% в год, денежная масса М2 на 14%, а суммарный долг на 15 – 20%.

При этом на иностранцев, то есть на частный финансовый сектор приходится лишь несколько процентов китайского частного и государственного долга! Их пустили на финансовый рынок Китая «для галочки», как некий демонстративный жест, как признак «прогресса в правильном направлении».

Важно! Китай профинансировал все свое оглушительное развитие последних 25 лет сам. Не мифические «иностранные инвесторы», а сам! Ссылки на экспортную промышленность, как основу развития Китая – популярный стереотип, не поддерживаемый цифрами, у Китая хронический профицит внешней торговли, около $0,5 трлн в год. Даже при необходимости ввозить энергоресурсы, самое разное сырье и компоненты, оборудование – китайской экономике просто не на что тратить эти избыточные золотовалютные резервы, уже превышающие $3 трлн (или 25% ВВП страны, или 18 месяцев оплаты товарного импорта). Несмотря на бешеную активность по скупке компаний в других странах, по предоставлению займов на развитие, по инфраструктурным проектам в других странах. Другими словами – Китай вынужден связывать избыточную экспортную выручку во вложениях в ценные бумаги других стран.

Как и в случае России – эти деньги еще и являются платой частному финансовому сектору Запада, подлинному хозяину западного истэблишмента, за сохранение статус-кво. Но, в отличие от России, в среднем, последние 25 лет Китай рос на 9,5% в год. Каждый год Китай строит больше высокоскоростных железных дорог, чем существует во всей Франции или Германии, и уже 2/3 всех таких магистралей мира находится в Китае. Полмиллиарда жителей Китая вышли из крайней бедности, а средние доходы жителей прибрежной полосы, где производится половина китайского ВВП, превышают средние доходы жителей России.

Кстати, огромный экспорт Китая в 2, 4трлн долларов есть лишь 17% их номинального ВВП, тогда как у России отношение экспорта к ВВП составляет 24%, и никто пока российскую экономику «экспортоориентированой» не называет. Китайский экспорт из-за своего абсолютного размера кажется основой всего, но его роль в экономике Китая в полтора раза меньше, чем в России. Сейчас долгосрочная ценность экспорта для Китая – в быстром освоении новых технологий в оборудовании и сложных компонентах, перенос их производства в страну.

Из цифр очевидно – резкий рост экспортного производства есть большая, но не главная часть успеха Китая. Китайская экономика росла в первую очередь благодаря максимальному задействованию модели роста на основе «белых денег»  — займов от госбанков самым разным предприятиям и региональным агентствам развития. А за последние годы именно рост внутреннего потребления и продолжающееся строительство инфраструктуры стал основой экономического роста Китая.

Важно! Экспорт из Китая выгоден не потому, что китайцы согласны работать за маленькие зарплаты (во множестве густонаселенных стран мира зарплаты намного ниже), а потому что любое производство в Китае выгодно. Так как есть сочетание емкого внутреннего рынка и наименьших инвестиций на единицу выпуска новой продукции, в том числе и экспортной. Потому что государство скрыто субсидирует большую (возможно, до половины) часть всех инвестиций в новые мощности через систему «белых денег». А в дополнение к этому – еще и строит инфраструктуру.

По сути, очень упрощенно, здание для нового завода строится за счет государства, а оставшаяся часть затрат, на оборудование, тоже заметно меньше, так как все больше и больше оборудования уже производится внутри Китая.

Как же они начали производить оборудование? Все тем же способом. Государство своими кредитами и субсидиями помогло местным производителям создать первый работающий образец, часто копирующий успешный, проверенный  вариант западного оборудования. Из этого получился двойной эффект. Для заказчика оборудования – оно обошлось дешевле импортных аналогов. Для изготовителя оборудования – появилось новое производство, новые рабочие места, и новый спрос в экономике

Подытожим: почти вся денежная масса Китая состоит из «белых» денег, созданных кредитами госбанков. С быстрым экономическим ростом. Без инфляции.

Урок для России – государство может смело тратить хоть вдвое больше своей доходной базы бюджета в год, если экономика быстро растет! Лишь бы валютный рынок оберегался от скоординированной игры против рубля, а частные предприятия получали бы займы от государственных банков на быстрое добавление недостающих мощностей. Чтобы быстро растущий потребительский спрос не вызвал инфляцию.

Япония

Япония дважды за 20-й век потрясла мир скоростью своего экономического развития. Не нужно искать никаких культурных, исторических предопределенностей для этого, кроме одного факта. Несколько раз, с начала реставрации Мейдзи или примерно с конца 1860-х годов, у власти оказывалась группа с исключительным пониманием своего долга перед всеми японцами. Пропустим историю японского капитализма конца 19 века – прокрутим пленку в 1929 год, когда Япония, как и весь западный мир, мучалась в тисках жестокого экономического спада.

В Японию с серией публичных лекций приезжает чудаковатый иностранец Клиффорд Дуглас, создатель экономической теории «социального кредита». Своими лекциями про финансовую систему и банки, под контролем государства и подчиненную интересам национального развития – он заражает всех японцев, кто приходит на его лекции. Если посчитать все официальные и неофициальные копии, книг Дугласа было издано в Японии в те годы больше, чем за ее пределами.

Японское правительство начинает программу индустриализации, сравнимую только с достижениями СССР тех же лет. Только без раскулачивания, но со схожим прогрессом в построении всеобщего образования, доступной медицины, строительства дорог и инфраструктуры всех видов. Экономика вырастает в 1930 — 1941 гг. в 2,5 раза. Экспорт промышленных товаров в 1940 году приближается к США – крупнейшей экономике мира того времени. Весь этот рост был профинансирован созданием денежной массы внутри Японии, самим государством.

К сожалению, японское государство распорядилось своей быстро обретенной экономической мощью преступно. Возомнив себя непобедимой экономической державой, они влезли в войну в Китае, с огромными жертвами среди его мирных жителей. Остальную историю все хорошо знают – японцев заманивают в ловушку, сначала лишая их поставок американской нефти (эмбарго), а потом  подставляя им в гавани Перл Харбор «беззащитный» флот американских линкоров (предусмотрительно выведя подальше от него  главную морскую силу того времени – авианосцы). Дальше жертва действий японских агрессоров (США) начинает войну в полную силу и в итоге побеждает, заодно ликвидируя и точку уникального (а значит – опасного) роста экономики! (Попутно заметим, что «честь» ликвидировать другую точку уникального экономического роста – СССР, была предоставлена гитлеровской Германии).

После Второй мировой войны – Япония оккупирована американцами, ей навязана конституция и законы, в которых, как и в России после 1993 года, прописана западная модель финансов и экономики. Центральный Банк страны подотчетен внешним силам. Японии, как и Германии, после войны предписана роль травоядной, полуаграрной страны, жестко привязанной к США.

Но японцы хорошо запомнили, откуда взялось их довоенное быстрое развитие. И когда вырос новый правящий слой, они взялись за старые рецепты развития экономики. Центробанк под контролем американских оккупантов, рисовать денежную эмиссию напрямую запрещено. Дефицит госбюджета теперь можно финансировать только займами от банков, влезая все глубже в кабалу перед международными банкирами.

А что, если мы организуем свой банк, очень большой, и возьмем взаймы у него? Смотрим, а такой банк уже есть! Называется он Японская Почта, при нем есть отделения национального сберегательного банка, через который все японские пенсионеры получают пенсии и оставляют там свои не потраченные средства «на сберкнижке».

И вот тут, начинается повторное японское экономическое чудо! Как в старом анекдоте про Василия Ивановича, «когда я понял, что джентльменам верят на слово, мне начало постоянно везти». В этом огромном банке работает много не говорящих по-английски немолодых японцев, им как-то тяжело заполнять требуемую американскими оккупантами отчетность. Постоянно там путаются — их цифры, ну, никак не разобрать внешним контролерам.

Государство Япония начинает брать в долг у Японской Почты. Объясняется это так: средства пенсионеров надо где-то выгодно размещать, вот Японская Почта и решила вкладывать свободные средства исключительно в облигации правительства. Правда, часто займы правительству намного превышают вклады пенсионеров. Но в отчетности этих не говорящих по-английски японских чиновников тяжело найти нужную информацию…

Но это еще не все. Вместо довоенных промышленных групп «дзайбацу», пособников милитаризма, мы теперь организуем исключительно миролюбивые группы «кейрецу». Там теперь нет злобных олигархов-милитаристов во главе группы. Там теперь система перекрестного владения. В центре группы банк, принадлежащий промышленным предприятиям, которые он обслуживает. А кому принадлежат эти предприятия? Другим предприятиям той же группы и, главное, кому? Правильно, банку той же группы! И этот банк создает «из воздуха» новую денежную массу в виде кредитов этим же предприятиям. Центробанк этим теперь не занимается, ему оккупанты запретили. Все теперь исключительно на прозападной, прогрессивной основе. Деньги ведь должны банками создаваться? Так и есть! Только рост производства и новых мощностей в этих «кейрецу» удивительно похож на динамику довоенных «дзайбацу»

Происходит второе японское экономическое чудо в 20 веке, «индустриализация 2.0», но уже на новом технологическом уровне. Тот самый утраченный шанс СССР в 1960-е – 1970-е годы. Многие отрасли растут по 15-20% в год. ВВП Японии растет 10% в год в среднем за 25 лет.

А государство тем временем строит общество всеобщего благосостояния. С бесплатной медициной и образованием, скоростными железными дорогами «синкансэн», автострадами по всей Японии, платит щедрые пенсии. Откуда все это взялось? А у правительства теперь два бюджета. Один формируется от налогов быстро богатеющих граждан и предприятий. Второй – примерно в половину от традиционного, займами от Японской Почты, через механизмы FILP (Fiscal Investment and Loan Plan, Фискальные Планы Инвестиций и Займов). Упрощенно – это когда параллельно обычному бюджету государства есть «второй бюджет» — планируемый ежегодно план масштабной выдачи кредитов на цели развития по всей стране. Эти инвестиции на муниципальном и национальном уровне финансируются не бюджетом, а как бы займами от Японской Почты, через несколько тысяч больших и маленьких проектов, от электростанций до заурядных жилых домов. Формально это займы, но не отделаться от впечатления, что часть проектов (например, провинциальный дом культуры) просто не имеет доходной базы, из которой планируется возвращать взятый займ. Вероятно, до трети этих займов «рефинансируется» бесконечно в будущее, где потом и списывается в удобный момент.

Япония опять становится экономической сверхдержавой. Ее экспорт становится первым в мире. Японский огромный профицит внешней торговли создает самые большие золотовалютные резервы в мире. Экономисты спорят, к какому году ВВП Японии превзойдет ВВП США.

Япония 1980-х годов – это сегодняшний Китай, только с населением в 10 раз меньше. Но есть печальная для японцев разница: ведь политически они все еще оккупированная американцами страна. И в 1980-х годах у японцев закончились трюки и фокусы. Происходит знаменитое совещание в отеле Плаза 1985 года. Американские хозяева по пунктам объясняют японскому правительству, что и как делать. Японская йена быстро дорожает почти вдвое, а вслед за ней удваиваются ценники и на японских товарах по всему миру! Экспорт из Японии в Европу сокращается, снижается он в чуть меньшей степени и в США. В 1987 году еще и происходит резкое сокращение доступности займов из-за увеличения норм резервирования от Базельского «супер-центробанка» BIS. Итог этого — резкое падение японского фондового рынка в январе 1990 г. и замедление экономического роста в Японии.

Параллельно с этим СССР разваливают на части, социалистическая часть мировой экономики переходит под контроль западных компаний и банков. В Европе ускоренными темпами проталкивается внедрение Евро и приватизация многих банков, остававшихся на тот момент под контролем государства. Глобалистская мировая верхушка в опьянении от своих успехов, теперь выстраивает новый мир, в котором нет места госбанкам и развитию национальных экономик на благо большинства населения.

С запозданием до японцев доходит, что свои достижения нужно скрывать. Формально, и сегодня есть стагнация и долговые проблемы. Но вот только после двух десятилетий «стагнации» сумма японского экспорта выросла почти в три раза, а рост потребления электроэнергии (который обычно хорошо совпадает с реальным ростом производства) оказывается вдвое быстрее, чем рост ВВП по официальной отчетности.

Придавленные новой реальностью, японцы ищут до начала 2000-х годов, как вернуться к проверенной модели благосостояния. Экономика растет медленнее, чем раньше, но это во многом объясняется быстрым сокращением работающего населения – Япония постепенно превращается в нацию пенсионеров. И японское государство, крайне ослабшее перед внешним давлением, достигает в эти «потерянные 20 лет» главного. Искусно лавируя, японцы изобретают тысячу причин и обстоятельств, почему нельзя приватизировать Японскую Почту и пустить на внутренний финансовый рынок международные финансовые группы.

В 2003-2004 гг., ФРС не успевает погасить международный кризис ликвидности своими инструментами. Япония искусно распоряжается своей финансовой системой, быстро создавая недостающие триллионы долларов в международных финансах. То же самое происходит в 2008-2009 гг. В обмен на помощь хозяевам, когда те попросят, японцы получают очередную передышку от внешнего давления и используют ее для реструктуризации государственных финансов.

Возобновление проверенной политики происходит под руководством Синдзо Абе. Знаменитая «абеномика» — экономическая модель продолжения старых подходов «белых», нетоксичных денег в экономике в новой упаковке. Они изобретают новое слово в макроэкономике западных стран – поэтапно монетизируют государственный долг Японии, выкупая его за счет Банка Японии.

Параллельно с этим, почти все кредиторы японской экономики (и государственного, и корпоративного долга) – банки и граждане Японии. Почти все процентные платежи возвращаются в японскую экономику, в том числе в доходы частных вкладчиков и ее потребительский спрос.

Итого:  наряду с экономикой нескольких стран мира, японская на сегодня – одна из самых здоровых. Разница между доходами самых богатых 20% жителей Японии превышает доходы самых бедных 20% всего в 3 раза, это наилучший показатель в мире. Притом – что ВВП на душу населения один из самых высоких и продолжает расти.

«Белые», нетоксичные деньги страны – основа этого успеха Японии и в прошлом, и сегодня.

Урок для России – даже будучи оккупированной страной, можно так «развести» внешних контролеров, что они к тебе еще и за помощью придут, когда им срочно будет нужно «нарисовать» пару лишних триллионов ликвидности. И, не надо хвалиться своими успехами, публикуя статотчетность о своем небывалом экономическом росте! Пусть журналисты пишут про «проблему госдолга», «стагнацию». При необходимости – можно и исказить эту отчетность для международных финансовых институтов. Спросят – можно изобразить непонимание или ошибку.

Пусть верят в успешность своей либеральной модели. Пусть критикуют тех, кто ее не выполняет. Как и всем, западным центрам силы не хочется воевать со всеми одновременно. Вполне возможны договоренности с глобалистской верхушкой типа «мы организуем свою финансовую систему несколько необычно, но вы не волнуйтесь, мы на другие страны это распространять не собираемся, а для сохранения вашего лица – изобразим, что мы с вами сотрудничаем».

Главное – высшее руководство страны должно захотеть быстрого экономического развития, и выдвинуть на ключевые посты чиновников с соответствующими взглядами. Не надо приходить в Центробанк как матрос Железняк в Учредительное собрание 1917 года со словами «Караул устал!».

Требуется более тонкая, циничная, но и очень последовательная и целеустремленная игра.

Группа разработчиков экономической программы

«Курс Благополучия»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие статьи

Экономика — мифы и опасения

Экономика — мифы и опасения

После публикации текста программы выхода экономики России из кризиса «Курс Благополучия» пошел вал писем и обращений. Критика, вопросы, дополнения. И это прекрасно. Это очень хорошо.

Сегодня мы публикуем ответы на некоторые поступившие опасения и возражения. Отвечаем на вопросы, развенчиваем мифы…

Читать далее »
Белоруссия + Россия и «Курс Благополучия»

Белоруссия + Россия и «Курс Благополучия»

Протесты в Минске продолжаются, эмоции чуть поутихли, российские «вагнеровцы»  — заложники американо — украинской спецоперации – вернулись в Россию. Лукашенко устоял. Настал момент спокойно оценить

Читать далее »

Поделитесь материалом в социальных сетях

Поделиться в vk
ВКонтакте
Поделиться в facebook
Фейсбук
Поделиться в twitter
Твиттер
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в telegram
Телеграм

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: