Белоруссия + Россия и «Курс Благополучия»

Протесты в Минске продолжаются, эмоции чуть поутихли, российские «вагнеровцы»  — заложники американо — украинской спецоперации – вернулись в Россию. Лукашенко устоял.

Настал момент спокойно оценить происходящее с точки зрения политической экономии экономической программы «Курс Благополучия» и сформулировать несколько вопросов:

  1. Почему неграмотно жаловаться на дотационность белорусской экономики?
  2. В чем экономические ошибки Лукашенко, российских властей и Китая, приведшие к данному кризису?
  3. Как принятие «Курса Благополучия» в России быстро исправит белорусскую ситуацию?
  4. Наши рекомендации Александру Григорьевичу и (особенно) тому, кто станет главой Белоруссии после Лукашенко.

Жалобы на дотационность Белоруссии из России, раздуваемые российской либеральной «деловой» прессой – столь же неграмотны, как и жалобы на «дотационность» Греции, получавшей помощь из ЕС (фактически же – из «торгово и бюджето — профицитной» Германии) и «не смогшей» воспользоваться ею для своего роста. Не было бы торгового дефицита у Южной Европы – не было бы и заметной части экономического роста в самой Германии.

Хотим отметить, что подобные жалобы вдвойне ошибочны! Помимо упомянутой первой ошибки – игнорировании кровной заинтересованности самой России в дополнительном спросе на свои товары со стороны белорусской экономики, есть и вторая ошибка. Ведь даже при отсутствии самих дотаций и положительного эффекта от них и для Белоруссии, и для России, сами эти средства, оставшись в России, не привели бы к дополнительному развитию и благополучию для россиян.

Как так? А вот так! В сегодняшней либеральной экономической модели, каждая тонна нефти, проданная Россией в дальнее зарубежье, через налоговые сборы с нефтяных компаний наращивает вложения РФ в иностранных ценных бумагах. Постоянный торговый профицит России ведет к постоянной покупке долларов и евро Центробанком России, борющимся с укреплением рубля даже сейчас, когда внешние спекулянты в связке с крупнейшими российскими банками осознанно играют на дальнейшее падение рубля. Поэтому, даже если бы российский бюджет и российские нефтеэкспортеры получили бы дополнительный доход от продажи нефти Белоруссии «по мировым ценам» — это ни на копейку не увеличило бы ни потребительский спрос в России, ни ее экономический рост, ни благосостояние россиян. Все эти средства снова были бы фактически «даны в долг» «мировой демократии»!

Все последние годы Белоруссия импортировала многие потребительские товары из России – от пищевых продуктов до легковых автомобилей. Из-за проблем учета торговых потоков внутри стран Таможенного Союза, можно лишь предположить, что российские производители через спрос белорусских потребителей имеют потенциал дополнительных продаж и дополнительного вторичного спроса (зарплаты всех российских участников цепочек создания стоимости в этих товарах) внутри России на минимум 5 миллиардов долларов в год. Другими словами, оздоровляющее действие белорусского спроса на российские товары сравнимо с выдачей еще 300 — 350 миллиардов рублей социальных выплат населению России.

Это – больше, чем выплата по 10 тысяч рублей на каждого ребенка в рамках борьбы с последствиями «коронавирусного карантина». Практически все экономисты сходятся в том, что без этих двух выплат экономика России к августу 2020 рухнула бы в жесточайшую рецессию. А теперь представьте, что сравнимая часть потребительского спроса была бы «вынута» из российского потребительского спроса в каждый из предыдущих лет! Если бы Белоруссия не потребила бы российские товары (благодаря дополнительным возможностям белорусского бюджета и «улучшенного» платежного баланса Белоруссии), то российская экономическая стагнация последних 5 -ти лет была бы куда глубже.

Но вернемся к ситуации в Белоруссии. Оценки ее «дотационности» Россией через разницу нефтяных цен разнятся. Либеральные авторы часто лукавят, высчитывая разницу между ценой российской нефти для Белоруссии, и европейскими ценами на нефтепродукты, насчитывая и 100, и 150 миллиардов долларов помощи за последние 10 лет. Реальная оценка между $2 — 3 млрд долларов в год или $20 — 30 млрд за 10 лет (от 100 до 150 долларов на каждую тонну нефти при среднем импорте менее 20 млн тонн нефти в год)

Минимум треть этой суммы Белоруссии пришлось потратить на кредиты для перестройки своих НПЗ за те же годы.

Упрощенно, главные проблемы белорусской экономики сегодня это:

  1. Дефицит внешней торговли товарами (кроме сектора услуг – транспорта через территорию Белоруссии и ИТ сектора), ведущий к излишней зависимости от иностранных государств – займодателей, России и Китая.
  2. Скрытый отток капитала, прежде всего в области работы двух главных сырьевых экспортных отраслях – производство калийных удобрений и (ре) экспорт нефтепродуктов.
  3. Ослабление мер валютного контроля, что позволяет спекулятивные атаки против белорусского рубля и вывод средств из Белоруссии и по другим каналам, кроме манипуляций с выручкой НПЗ и от экспорта калийных удобрений.
  4. Недостаточный экономический рост в Белоруссии и стагнирующие доходы большинства населения.

Ниже удобная иллюстрация с популярного портала banki24.by. годовалой давности, но зато в удобной раскладке самых больших товарных групп. Простым языком, а не по статистическим «товарным разделам»

Белоруссия + Россия и «Курс Благополучия»

За последние несколько лет – Белоруссия экспортирует товаров на 2-3 млрд долларов меньше, чем импортирует. А услуг – наоборот, экспортирует на 2-3 млрд долл больше, чем импортирует. Большая часть этого – транспортные услуги, и быстро растущий ИТ-сектор. В итоге  — небольшой суммарный торговый дефицит товарами и услугами. При разумной защите валютного рынка страны от спекуляций и борясь с мошенническим вывозом капитала, страна справилась бы даже без займов от России и Китая.

При этом весь ВВП страны за 2019 год составил 60 млрд долл, что делает Белоруссию страной с одной из самых высоких пропорций экспорта или импорта по отношению к ВВП в мире: 55%. Для сравнения  — у нефтегазо-экспортирующей России 24%, а у «фабрики всего мира» Китая 17%. При этом Доля госрасходов в ВВП Белоруссии, примерно, схожа с российской – 28%.

Главной напряженностью в отношениях России и Белоруссии был и остается спор о ценах на российскую нефть для белорусских компаний, экспортирующих нефтепродукты в Украину и Европу, и за их пределы. На деле, Россия подталкивает Белоруссию к большей интеграции, поэтапно повышая цены на нефть. Парадокс же заключается в том, что помощь Белоруссии через дополнительный доход НПЗ от их переработки превратилась в крайне затратный для России способ поддержки экономики Белоруссии. Продажа российской нефти по заниженной цене искусственно создает на территории Белоруссии отрасль экономики — нефтепереработку, неконкурентоспособную по сравнению с российскими и европейским НПЗ. Да еще и провоцирующая отток капитала из страны, и поддержку иностранных оппозиционных проектов в Белоруссии . Поясним:

Лукашенко оказывается в опасной зависимости от руководства НПЗ и государственных нефтеэкспортирующих организаций. Как и от руководства Беларуськалия – главного не-нефтяного экспортера страны. Сразу вспоминаются странные выступления российского владельца Уралкалия – Дмитрия Мазепина, который предложил Лукашенко уйти (!!!) , а белорусам – организовать «комитет национального спасения».

Г-н Мазепин родился в Минске и, с большой вероятностью, принадлежит к тому же кругу общения, что и многие лидеры госпредприятий Белоруссии, а до 2013 года его Уралкалий вообще работал в сбытовом союзе с Беларуськалием. То есть, главный экспортер страны работает (или продолжает поддерживать тесные отношения) вместе с людьми, призывающими к уходу Лукашенко. А откуда тогда может быть уверенность, что вся валютная выручка Беларуськалия возвращается в страну, вместо обогащения  отдельных «эффективных менеджеров», «рукопожатных» где надо и со «светлыми лицами»? Или вместо финансирования тех самих протестов в Минске?

И при этом именно сотрудники Беларуськалия оказались в авангарде забастовочного движения. А остановка именно Беларуськалия больше всего грозит краткосрочным дефицитом валюты и дальнейшим обвалом белорусского рубля.

Предположим – гипотетически – что и выручка экспортеров нефтепродуктов тоже не вся возвращается в Белоруссию? Тогда получается экономическая западня – Лукашенко изо всех сил отстаивает сохранение искусственно низких цен на российскую нефть только для того, чтобы белорусские НПЗ заработали искусственный, нерыночный доход и поделились им с государством. А если и от них, и от Беларуськалия в бюджет приходит не весь доход от экспорта? Тогда страна наращивает торговый дефицит, внешние долги и политическую напряженность с Россией, получая взамен не финансы для роста экономики, а лишь обогащение небольшой элитной группы, которая вполне может финансировать те же самые протесты!

Можно согласиться с российскими либеральными «экономистами» только в одном — России было бы дешевле заменить поддержку Белоруссии через искусственно низкие цены на нефть на прямую финансовую помощь на ту же сумму. На которую создаются дополнительные рабочие места в Белоруссии и на сумму дополнительных отчислений в бюджет, то есть примерно на 1 млрд$ в год. Это обошлось бы в 2 – 3 раз дешевле нынешней «нефтяной дотации», и подрубило бы сук под теми элитными группами, которые, скорее всего, и финансируют попытку госпереворота в Белоруссии.

Подытожим накопившиеся противоречия, оценим ошибки всех «авторов» этой ситуации.

Вокруг Белоруссии —  сложилась тупиковая ситуация.

Сразу отбросим разговоры про деструктивную роль Запада. Это – как жаловаться на микробы и вирусы, потенциально укорачивающие жизнь человека. Запад всегда и по определению будет способствовать разрушению любой государственной власти, любой экономики, не подчиненной полностью финансовым глобалистам. Бразилия полностью подчинена им с 2017 года – после десятилетия роста благосостояния. Украина подчинена им полностью. С экономической элитой подчиненной Западу и не-лояльной своей стране, но при этом независимая военно-политически, Россия находится в очень уязвимом положении. Китай лучше всех чувствует себя экономически, но главное военно-политическое давление на него еще впереди.

Небольшая Белоруссия, уже более 20 лет дерзко живущая вне западной финансовой системы, просто обязана была находиться под жесточайшим прессингом Запада. Две другие страны с сравнимым населением и со схожей государственной денежно-финансовой системой – Ливия и Сирия – уже давно в руинах. В буквальном смысле. Только российский военный зонтик и лавирование Лукашенко, успешно обнадеживающего Запад в том, что он пытается избежать интеграции с Россией, избавили его от общей участи «отщепенцев». Но при этом именно эта «многовекторность» его политики поставила его и страну на грань жесточайшего кризиса в 2020 году, когда Запад, наконец, решил заняться Белоруссией.

Президент и часть руководства России видит решение в «углублении интеграции». По сути — видит решение в поэтапном переходе белорусских властей на экономические и финансовые правила, по которым живет сегодня сама Россия. Преобладающая часть российской элиты с про-западными настроениями не видит никакой ценности в «воссоединении Русского Мира», но настороженно относится к рискам очередного обострения отношений с Западом. Но, поскольку данная часть элиты и Крым с удовольствием отдала бы обратно, и любые другие уступки сделала – она достаточно равнодушна к сценариям «Продолжать прежнюю ситуацию», или «Интегрировать Белоруссию в Россию на российских (про-западных) экономических правилах».

Если Лукашенко уступит России и начнет немедленную реальную интеграцию, выигрыш от этого сразу, при сохранении российского либерального экономического курса, сомнителен для всех – и для России, и для Белоруссии. Сейчас на территории Белоруссии действуют хотя бы зачатки правильной модели «выращивания промышленности», а при приходе в российскую систему многие меры поддержки промышленности и занятости будут свернуты. Нелегальный вывоз капитала не уменьшится, а просто перейдет в руки либеральной части российской элиты. Сбербанк и ВТБ не смогут продолжать финансирование развития белорусских госпредприятий вместо белорусских госбанков. Слишком соблазнительной для десятков «эффективных менеджеров» в этих банках окажется рейдерская смена собственности белорусских предприятий и вывод средств из чуть увеличившейся страны под предлогом «резервов на покрытие плохих долгов».

В условиях искусственного денежного голода («болезни имени Кудрина – Набиуллиной – Силуанова») добавление еще 10 миллионов населения (претендентов на поддержку), в дополнение к только что присоединенному Крыму с 2 миллионами населения, резко ускорит накопившиеся структурные проблемы в российской экономике.

Идеальный сценарий для Запада – Россия поглощает Белоруссию, но при этом либеральная «пятая колонна» успешно удерживает Президента от применения и реализации экономической программы типа «Курс Благополучия». Недовольства в Белоруссии усиливаются, и начинается недовольство сложившейся ситуацией уже и среди российского населения. Экономика РФ падает еще быстрее к концу 2020 года – из-за снижения той части потребительского спроса в Белоруссии, которая поддерживалась поддержкой госпредприятий и прочими «не-либеральными» механизмами Лукашенковской экономической модели. Тогда экономический крах, а следом и геополитическое поражение России становятся куда более реальными, чем сегодня.

Если Российская власть не принимает «Курс Благополучия» одновременно с началом подлинной интеграции – то искренне проталкиваемый ею способ интеграции с Белоруссии может привести к катастрофе.

Сегодняшняя экономическая модель РФ не является привлекательной для среднего белоруса. Бедный россиянин в селе или маленьком городке живет также или хуже, чем бедный белорус. А в сравнении с наиболее обеспеченными 10% россиян – бедный россиянин живет НАМНОГО хуже, чем бедный белорус в сравнении с самыми обеспеченными белорусами.

Народ Белоруссии уже очень сильно поверил в необходимость перемен в стране, имея серьезные претензии к Лукашенко во многих областях жизни. Но при этом большинство белорусов не хочет ощущать себя «иждивенцами российского бюджета» и искренне верят, что их страна достаточно развитая, обеспеченная и талантливыми жителями, и всеми прочими ресурсами. А потому достаточно избавиться от засидевшегося в президентском кресле Александра Григорьевича, сделать несколько реформ, и белорусские проблемы будут решены.

Делая интуитивно многие правильные вещи в экономике, Лукашенко не смог объяснить их суть населению. Делал их слишком мало и непоследовательно, а белорусский народ, из-за попыток Лукашенко заигрывать с либеральным меньшинством, впал в инфантилизм и веру в чудеса рыночного и политического либерализма, схожие с настроением россиян в 1990 году, или украинцев в 2013 году. За этот инфантилизм всегда следует тяжелая экономическая расплата. И белорусам уже не избежать ее части, хотя здесь все еще могут избежать тотального коллапса.

Проблемы белорусов – из-за неполного внедрения правильной политики экономического роста и государственных денег и кредита, равнодушного отношения Китая при массе возлагаемых на него надежд, и неконструктивного давления России в сторону интеграции с неготовой к этому российской экономикой. 

Полностью либеральная политика привела бы белорусов к состоянию Украины сегодня – гибель промышленности, огромные внешние долги, обеднение большинства населения. Половинчатая политика решает часть проблем, но порождает новые. Об этом чуть ниже – в наших рекомендациях для Лукашенко.

Перед этим несколько слов о Китае – он, игнорируемый большинством, есть прямой участник белорусского кризиса 2020 года. Как и на Украине в 2013 году. Осветим это чуть подробнее.

При всех упреках Януковича в двуличии, трусости и недалекости, в 2012-2013гг, он, интуитивно или осознанно, искал большей поддержки от Китая как модели, близкой экономическим целям Азарова и его немногих единомышленников. Среди множества обсуждавшихся проектов – доминировали проекты выращивания зерна на экспорт в Китай, и проекты глубоководных портов в Крыму, встроенных в китайский проект «Пояс и Путь». Следующим логичным шагом было бы привлечь китайские госкредиты и инвестиции для преодоления временных проблем с платежным балансом в момент противостояния и европейскому, и российскому интеграционному давлению. Мы уверены, что Янукович и Азаров искали эти варианты, но не нашли практической поддержки в этом от властей Китая.

Ровно то же пытался делать и Лукашенко в последние месяцы перед кризисом! Много обоснованных надежд возлагалось на организованную в 2015 году гигантскую особую экономическую зону «Великий Камень» рядом с Минском (https://ru.wikipedia.org/wiki/Великий_Камень). Новые предприятия заместили бы искусственный, неэффективный экспортный потенциал нефтепродуктов, логистически неконкурентоспособный по сравнению с российскими или европейскими НПЗ. Вместо этого, Белоруссия сумела бы использовать свой главный ресурс развития – высокообразованную рабочую силу и хорошо поддерживаемую со времен СССР городскую и транспортную инфраструктуру.

Доступ инвесторов зоны «Великий Камень» к китайской финансовой системе также позволил бы решить главную проблему Белоруссии – ограниченные возможности новых госкредитов для инвестиций предприятий в условиях ослабленного валютного контроля. Новые кредиты, как и в России, слишком легко утекали на валютный рынок. В реальности, китайские компании не торопились с инвестициями в заявленные ими же масштабные проекты. А выдаваемые Китаем кредиты максимально способствовали не развитию Белоруссии, а максимальному импорту товаров из Китая. Китаю, конечно, нужны новые экспортные рынки – но крайне неразумным оказалось ради роста продаж товаров в стране с населением 10 миллионов человек пропустить геополитические выгоды распространения китайской экономической модели в Белоруссии и России

А все дело в том, что после двух столетий борьбы с колониальным давлением Англии и США, Китай заразился их худшими чертами в отношении к более слабым, небольшим государствам. Кратко –  это потребительское отношение к младшим партнерам даже при их большой долгосрочной ценности для собственных, китайских целей. Ни украинская, ни белорусская элита не видела никакой перспективы для своего статуса, своего будущего влияния при успехе выполняемых вместе с Китаем проектов.

Затормозившиеся проекты в зоне «Великий Камень», или откровенно колониальные проекты портов и экспорта зерна на Украине украли у Януковича, Азарова и Лукашенко слишком много надежд, времени и усилий, в то время как российская власть не предлагала привлекательной модели интеграции, а Запад быстро и успешно готовил смуту и смену власти в этих странах.

Крах независимой Украины и серьезное ослабление Белоруссии – стратегический проигрыш Китая. При продолжающемся уклонении российских властей от требуемой для выживания России немедленной реализации экономической программы «Курс Благополучия», успех Украины и Белоруссии мог усилить привлекательность китайской экономической модели и для России, и для остальных стран, обдумывающих саму возможность несогласия с финансовыми глобалистами.

Программа «Курс Благополучия» в России как решение белорусской проблемы.

Принятие экономической программы «Курс Благополучия» в России или похожей на нее — сегодня есть практически единственный способ для Лукашенко и России избежать повторения украинского сценария. Реализация КБ делает из минусов плюсы, причем делает это практически моментально. Интеграция двух стран становится экономически оправданной и выгодной для обеих стран. Дополнительные 10 миллионов населения, которые и рабочие руки, и потребители одновременно — в условиях выполнения «Курса Благополучия» в России становятся дополнительным источником роста для обеих стран, а  не бременем на объединеную экономику союзного государства.

— Удвоение доходов наименее оплачиваемой половины населения за 2-3 года создает мощную поддержку населения действиям властей.

— Резкое повышение доступности жилья вместе с ростом доходов создает ощущение рывка, прогресса, столь часто упоминаемое рядовым китайцем до нынешнего корона-кризиса.

— Сама ситуация, когда молодые, образованные, инициативные инженеры, управленцы, просто квалифицированные работники становятся востребованными, «нарасхват» между множеством новых инвестпроектов и расширяющихся предприятий – ускоряет социальные лифты, снижает популярность оппозиционных лидеров среди молодежи.

— В сельском хозяйстве, в продуктах питания следствием здоровой экономической политики и роста доходов наименее обеспеченных всегда становится сокращение потребления дешевой вредной углеводной еды (хлеб, макароны, картофель, сахар), и рост потребления мясных и молочных продуктов. А это – как раз сильная часть агросектора Белоруссии. Фактически, сегодняшняя средняя белорусская ферма и молокозавод могут рассчитывать на удвоение своего размера за три года.

— Ускорение военного строительства и перевооружение армии России, и «догоняющая модернизация» вооруженных сил самой Белоруссии увеличит загрузку оборонных и машиностроительных предприятий страны минимум на 50% за два года.

В итоге, Белорусская экономика вполне может расти темпами чуть выше среднероссийских при начале выполнения «Курса Благополучия» – вплоть до 12-13% ежегодно в течение 4-5 лет. Очень кстати здесь окажется завершение строительства Белорусской АЭС – снизится нерациональное использование российских нефти и газа для электрогенерации, новые мощности генерации будут полностью востребованы быстро растущей обрабатывающей промышленностью, мясо-молочным животноводством и пищевыми производствами для российского рынка. С точки зрения отраслевого баланса двух стран – после завершения инвестиций в АЭС экономический рост Белоруссии ближайших 5 лет может быть практически бесплатным с точки зрения новых затрат на энергоресурсы.

Наши рекомендации Лукашенко для текущей ситуации

  1. Активно обсуждать с руководством России совместное выполнение программы, схожей с «Курсом Благополучия». Только это заложит экономический фундамент для будущей интеграции двух стран – двух частей Русского мира.
  2. Найти достаточный «костяк» из людей в существующей системе власти Белоруссии, готовых на «контр-переворот» или «контр-майдан»: перехват финансовых потоков вокруг основных госкомпаний-экспортеров и более активное строительство экономики по лекалам «Курса Благополучия».
  3. Резко усилить валютно-банковский контроль и снизить вывоз капитала из страны, обеспечив стабильность обменного курса  — при необходимости, с помощью дополнительного займа от России, пока организуются требуемые меры валютно-банковского контроля.
  4. При необходимости — вводить внешнее управление в частных банках, активно преследуя их руководство по любым разумным основаниям в случае попыток политических интриг и противодействия новой политике;
  5. Немедленно сменить руководство экспортеров нефтепродуктов и калийных удобрений. Даже с риском временной потери эффективности текущей работы – это резко снизит протестное давление и позволит найти и нейтрализовать существующие каналы вывода средств из страны и финансирования протестных акций
  6. Сделать политические реформы – достаточные для снижения градуса напряженности в обществе, начав с Конституционной реформы. Обещайте максимум открытости новым идеям, организуйте круглые столы и дискуссионные площадки, но только при условии готовности проводить политику типа «Курса Благополучия», использовать каждый проблемный момент для очередного шага вперед в выполнении «Курса». Каждое практическое недовольство, раскручиваемое оппозицией для атаки на власть, должно получать стройное, законченное решение от власти в духе Курса Благополучия.

Жалобы на коррупцию – вот вам арестованные руководители крупных госкомпаний и банков, выводившие валюту из страны, и первые меры по валютно-банковскому контролю.

— Дорожающее жилье в крупных городах и его снизившаяся доступность для средней семьи – вот вам план выделения дополнительных подготовленных участков под жилищное строительство и низкопроцентная ипотека.

— Требование большей выборности и прозрачности власти – наблюдательные советы, участвующие в контроле использования средств дополнительных бюджетных программ.

Население должно увидеть, что ситуация быстро стабилизируется, что у власти есть стройная программа на ближайшие 2-3 года, и что наибольшие жалобы и несогласия хорошо услышаны.

Наши рекомендации для российской власти

  1. Если Лукашенко решится на действия в духе Курса Благополучия – поддержать его в этом направлении, в том числе и дополнительными стабилизационными кредитами для платежного баланса и поддержания курса белорусского рубля, пока готовятся к внедрению основные шаги Курса Благополучия.
  2. Пусть Белоруссия отрабатывает то, что потом станет моделью для остальной Большой России! Лукашенко может начать делать действия в экономике, на которые пока не может решиться российское руководство.  Сейчас нашему Президенту легче осуществить сложнейшие военно-политические инициативы типа сирийской военной кампании, чем заставить Минфин выплатить доп.пособия врачам … Или чем заставить два госбанка  сделать даже небольшие шаги к расширенному кредитованию инвестиций в экономике.  Или сдержать спекуляции против рубля — при постоянном торговом профиците РФ, и как раз на ту самую дополнительную «анти-кризисную» ликвидность, которая была выдана крупнейшим банкам РФ (!)
  3. Оценить, возможен ли запасной вариант изменений в экономической политике России – через организацию финансово-кредитной системы, «параллельной» существующей. Если есть скрытые соглашения с времен 1993 года, ограничивающие экономический суверенитет России в духе документов типа Канцлер-Акт вокруг Западной Германии – то союзное государство с другой экономической моделью может быть способом сделать эту шахматную доску «многомерной», запутываюшей противника. Новый госбанк Союзного государства и новый рубль. Новый механизм валютно-банковского контроля, подчиняющий себе нормы существующего закона о ЦБ без их прямолинейной отмены.
  4. Увеличить участие белорусских компаний в российских госзакупках, участие в программах льготного финансирования типа Фонда развития промышленности (ФРП) Минпромторга РФ – для отработки будущих механизмов финансирования развития.
  5. Поддержать белорусскую власть в перехвате контроля над ключевыми экспортерами (Белорусская нефтяная компания, Беларуськалий), через увязывание корректировки цен на российское сырье, согласованности экспорта тех же продуктов российскими компаниями — и сменой руководства белорусских компаний на команды, лояльные центральной власти и поддерживающие новый экономический курс властей.

Еще раз хотим подчеркнуть, что то, что строил в своей стране Лукашенко в сфере экономики – не наша программа «Курс Благополучия», но могло быть быстро адаптировано под него. Белоруссия — слишком маленькая для успеха подобного подхода. Нужно или 20 – 30 лет мирного роста в данной модели для страны в 10 млн человек, или принадлежность к большей зоне, живущей по этим правилам.

Реальная интеграция России и Белоруссии является идеальным выходом из кризисной ситуации – но только при ОБЯЗАТЕЛЬНОМ выполнении и реализации пунктов экономической программы «Курс Благополучия» в обеих странах!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие статьи

Китай и Япония как особый случай экономической политики

Китай и Япония как особый случай экономической политики

Экономические последствия коронавируса, вызванных им карантина и самоизоляции, уже оказались очень тяжелыми для российской экономики. Если государство не пересмотрит нынешнюю экономическую политику – нас ожидает

Читать далее »

Поделитесь материалом в социальных сетях

Поделиться в vk
ВКонтакте
Поделиться в facebook
Фейсбук
Поделиться в twitter
Твиттер
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в telegram
Телеграм

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: