После обнародования экономической программы «Курс Благополучия» пошел вал писем и обращений. В них критика, предложения и размышления.

Огромное спасибо всем, кто нам написал. Сегодня мы, группа разработчиков программы, постараемся ответить на часть возражений и сомнений, которые мы получили.

(При этом часть мифов, связанных с либеральной экономикой мы уже развеяли в предыдущей публикации.)

– Почему Курс Благополучия говорит только об обязательном повышении пенсий и зарплат бюджетников. Почему ни слова про малооплачиваемых работников частного сектора?

Главное – быстрый рост потребительских доходов самой низкооплачиваемой части потребителей. Это важно для «впрыска» самой неинфляционной, самой «оживляющей» части нового спроса в экономику. Доля товаров местного производства и с наибольшей частью добавленной стоимости, созданной внутри России – наибольшая для товаров массового спроса среднего и низкого ценового сегмента.

Государство не может принудительно поднять зарплаты самых низкооплачиваемых 15 миллионов работников частного сектора. Рост зарплат в госсекторе приведет и к быстрому увеличению зарплат в частном секторе экономики — поднятие пенсий, зарплат бюджетников даже на 50% создает практически удвоение спроса на потребительские товары и большой рост нового жилищного строительства. Резкий рост выпуска в отраслях – производителях товаров, рост розничного оборота создает дополнительные спрос на рабочие руки. Для подстраховки этого результата и для максимальной помощи выравниванию реальных доходов без введения прогрессивной шкалы в первый год Курса – важно обнулить НДФЛ на доходы ниже 25 тыс рублей или 2хМРОТ сегодня. Опять же – важно скорейшее удвоение спроса на потребительские товары и новое жилье без роста их цен.

– Зачем нужен Валютный банковский контроль и действительно ли он сможет пресечь незаконную утечку валюты за рубеж

Технически – задача на порядок проще, чем последние достижения и системы, используемые в налоговом контроле. Суть новой системы – большинство экспортеров и импортеров даже не заметит введения нового контроля, получая одобрение своей покупки или продажи валюты автоматически. Используя доступ к данным налогового контроля, успешно внедренного в последние 3 года, алгоритм, специалист группы контроля найдет похожий или тот же товар в предыдущих сделках. Не найдя признаков вывода средств, не поставит ничего на дополнительный контроль, и транзакция будет выполнена также, как и раньше. При появлении уникальных изделий, необычных цен или контрагентов у существующего импортера или экспортера с добросовестной историей – сделка также будет одобрена, но может потребоваться выборочный контроль после нее.

Наконец, при необычных, новых контрагентах с обоих сторон сделки, больших суммах сделки, непрозрачности предмета сделки — сделка может быть не одобрена.

Очень небольшое количество транзакций будет уходить на более тщательный контроль. Пострадают те, кто пытается по мнимым сделкам спрятать вывод украденных средств из страны. Большинство экспортеров и импортеров вообще ничего не заметит. Большинство неторговых сделок по валюте также ничего не заметит – но с заранее известной, предсказуемой задержкой в 1 – 3 дня.

Для неторговых операций – выплаты дивидендов, лицензионных платежей, оказание консалтинговых и прочих услуг, получения и возврата займов и процентов по ним, операций с ценными бумагами – потребуются разные правила. Везде принцип будет тот же – история контрагентов, разные признаки сомнительности сделок, требующие большего внимания и контроля. Очень много повторяющихся сделок с похожей историей в предыдущие два года можно перевести на тот же автоматический порядок «сначала по умолчанию разрешить, потом выборочно проверять». Также, как и для товарного экспорта и импорта.

Неизбежно, потребуется контроль за возвратом валютной выручки и за объемом спекулятивных операций, допуская их в жестко контролируемом объеме и коридоре курса. Есть хорошая практика подобного Курса в разных странах с разными подробностями валютного контроля, этот вопрос гибкий и может проясняться по ходу.

Наибольшее препятствие – возражения конкретных чиновников Центробанка и Минфина про «препятствия свободному валютному рынку для массы добросовестных контрагентов, потерю репутации российской финансовой системы у иностранных партнеров» и прочее. Это очевидная чушь, пока российские методы контроля валютного рынка не становятся заметно хуже, чем в других странах. За этими возражениями стоят попытки сохранить возможности для коррупционного дохода вокруг «инсайдерских» крупных спекуляций с рублем и мошеннического вывода средств из-за страны. Эти выводимые средства часто создаются как новые рублевые кредиты, или банально украдены на госзакупках.  Далее их обменивают на доллары или евро через мнимые сделки, и перечисляют «внешнему контрагенту». И так каждый год, примерно на сто миллиардов долларов — среднегодовой отток капитала. Как сделки, официально названные так Банком России, так и «серый» отток, проходящий по другим статьям. Если не хватит политической воли придавить этот «гадюшник»  — то к выполнению Курса лучше не подступаться.

Кстати – новые меры валютного контроля резко облегчат и давление на курс рубля. Среднегодовой отток капитала – это не только $100 миллиардов в год, вывезенные из страны, но ещё и давление на курс рубля! Сейчас России нужно продавать половину всего нефтяного экспорта (до 200 млрд долларов в год по средним ценам последних 12 месяцев) только для того, чтобы появились доллары и евро для обеспечения этого оттока капитала, большей частью мошеннического. Снять с валютного рынка это давление, или уменьшить его в первый год даже наполовину – уже резко улучшит стабильность рубля.

Подытожим: требуемые технические решения при введении Валютного Банковского контроля несложны, внедряются быстро. Большинство их можно внедрить в рамках уже принятых законов о противодействии финансирования террористической деятельности. Протесты МВФ и прочих институтов ожидаемы, но преодолимы, так как что ограничения — не хуже тех, что были во многих странах, включая ранее в России, и не вызывали претензий МФО.

– Почему нужно тратить государственные инвестиции на инженерные сети частных операторов

В рамках экономической программы «Курс Благополучия» для быстрого получения эффекта от развития экономики нужно решить одновременно и быстро три задачи:

(1) Заморозить на три года рост тарифов на все виды коммунальных ресурсов – электроэнергия, вода, канализация, газ, отопление.

(2) Добавить возможности для подключения к сетям новых участков под жилищное и промышленное строительство, эквивалентные вводу 100 млн кв метров жилья в год.

(3) Увеличить внутренние закупки с максимальной долей местных материалов, работ и оборудования как часть стимулирования спроса.

В краткосрочной перспективе невозможно быстро изменить уже сложившуюся структуру собственности большинства операторов инженерных сетей. Со временем доля федеральных и муниципальных ГУПов возрастет, как результат опережающего госинвестирования в инфраструктуру всех видов.

Для решения трех упомянутых выше краткосрочных задач Курс предполагает силами вновь созданного ФЖС (Фонда жилищного строительства) инвестирование одновременно в несколько тысяч местных объектов (типа центральных очистных сооружений, коллекторов и водоводов, подстанций 110/10 и 10/0.4кВ, подъездных дорог до нового жилого квартала или промзоны, подъездных ЖД путей) за счет Фонда и с арендой вновь созданного объекта частному оператору с обязательным условием сохранения или понижения тарифа за единицу ресурса. Новые гособъекты не украсть, быстро на валюту не обменять и не продать – они будут работать в условиях замороженных тарифов.

Главную причину роста тарифов частных операторов составляет их инвестиционная программа и процент по кредитам. При этом растущие тарифы для экономики есть источник инфляции и подорожания всего и вся. Высокая стоимость подключений новых жилых кварталов и предприятий – сдерживает появление новых мощностей и повышает стоимость нового жилья. Устранение долгового финансирования и самой стоимости новых объектов из работы и из тарифов операторов коммунальных сетей решит все вышеназванные задачи.

– У нас все товары импортные, безнадежная технологическая отсталость во всем! Меры, предлагаемые программой «Курс Благополучия» просто простимулируют резкое увеличение потребительского импорта, и цены все равно вырастут.

Россия – не Саудовская Аравия и не Украина. Для них реализация аналогичного Курса была бы намного труднее. Большинство товаров повседневного спроса, и до половины товаров длительного пользования, продаваемых в России, сегодня производятся в России. За последние 20 лет в России существенно обновились производственные мощности в большинстве потребительских и базовых отраслей.  Инструменты Курса (в первую очередь – Фонд Роста) достаточны, чтобы добавить новые мощности во всех секторах спроса, где их не хватает. Главные из них – низкопроцентные займы и субсидии (гранты) компаниям за запуск мощностей в требуемый, иногда укороченный, против обычного, срок.

На гораздо меньшую сумму, чем сам рост потребительского спроса, вырастет импорт товаров и некоторых материалов, компонентов для их производства. Существенно вырастет поначалу импорт промышленного оборудования – особенно «оборудования для производства оборудования». Торговый баланс России даже при существенном снижении цен на нефть легко позволяет это.

Импортозамещение в рамках Курса многократно ускорится. Во-первых, рост продаж сделает привлекательным импортозамещение немногих оставшихся потребительских товаров в импорте – и у российских, и у транснациональных компаний, уже в первые 2 года Курса. Кредитная и иногда субсидиарная поддержка новых мощностей ускорит появление новых производств силами российских компаний. Промышленное оборудование, электронные компоненты, смартфоны и похожая техника – потребуют больше времени и дорогостоящей, масштабной поддержки импортозамещения.

Ускорение импортозамещения стоит вкладываемых в него средств – по сути, не отличаясь от инвестиций государства в инфраструктуру. Каждый тип требуемого оборудования или электронного компонента — это всего лишь проект на 2-4 года, на который выделяется бюджет (субсидия), есть образец-аналог, есть почти всегда больше чем одна компания, претендующая на получение субсидии. Заместить в импорте конкретную линейку упаковочных машин или насосов – как проект, мало чем отличается от инфраструктурного проекта типа очередного моста через реку. Есть задача, есть проектная проработка, есть тендер с выбором наиболее оптимального исполнителя, есть множество внутренних и внешних поставщиков и субподрядчиков, риск превышения бюджета и технических ошибок. Да, иногда появляется «танцующий мост» через Волгу, иногда вскрываются проектные ошибки и проект задерживается на год-два, но большинство мостов успешно запускаются в срок и работают.

Конечно – много сложных проектов достанется большим организациям с большим опытом типа Ростеха (так и Крымский мост в итоге не районное СМУ строило). Но и много проектов, напротив, будет реализовано мелкими компаниями, предложившим более быстрое воссоздание успешного решения изделия-аналога или его улучшение.

Здесь всегда будет риск неудавшихся или чрезмерно дорогих проектов, или воровства при их исполнении. Насколько велик этот риск? Опыт таких агентств развития по всему миру говорит, что эти риски преувеличены. Разумный уровень дисциплины в работе Фонда Роста и современные методы управления проектами оставят долю неуспешных проектов и растрат на уровне частного сектора или максимум 15% от всех инвестиций в первый год, и менее 10% в последующие.

Ввоз всего оборудования в год в Россию составляет 75 — 80 миллиардов долларов. Ввоз автомашин и самолетов – ещё 15 миллиардов в год. Первый коммерческий рейс МС-21 уже почти завтра, локализация оставшейся части автомобилей (легковых и грузовых) тоже достижима в горизонте 3-4 лет с небольшой относительно требуемых инвестиций субсидийной поддержкой.

Если взять целью максимально быстрое импортозамещение промышленного оборудования – здесь работы гораздо больше. Затраты на субсидии составят сумму в 100 – 150% стоимости ввозимого оборудования в год, в течение 7 – 10 лет, или усредненно 12 миллиардов долларов в год. То есть примерно Четверть Сочинской олимпиады или один Крымский мост в год. Много, масштабно, но вполне по силам экономике размера российской, и создаст множество новых рабочих мест. При этом поэтапно ввоз оборудования компаниями – пользователями оборудования, будет замещаться ввозом оборудования и компонентов уже для машиностроительных компаний, на гораздо меньшую сумму.

Скорость этого процесса по разным секторам можно подстраивать под фактические обстоятельства и препятствия. Даже при темпе импортозамещения в половину от вышеназванного – все задачи Курса успешно решаются. Очень большая синергия в таких проектах есть с задачами предприятий ВПК, с созданием максимально возможного количества высокооплачиваемых мест в промышленности и спроса на выпускников технических специальностей.

– Как можно реализовывать курс, прямо противоположный взглядам нынешних руководителей экономического блока? Они же все саботировать будут!?

Правительство есть централизованная организация, иерархия. Рыба гниет с головы, но с головы и спасается! Конечно, сейчас у любого неравнодушного человека с минимальным пониманием экономической теории или с предпринимательским и промышленным опытом, каждое новое выступление главы Банка России вызывает негодование. Часто — отчаяние и ощущение безнадежности попыток двигаться в нужном направлении.

Но ни министр финансов или экономического развития не являются полевыми командирами в Сомалистане, со своими личными армиями. Они находятся на государственной должности, с которой могут быть смещены или наоборот, они могут быть ознакомлены с новыми задачами, и их работа может регулярно оцениваться — насколько они выполняют поставленные задачи. Как и при масштабной смене курса в любой организации (хоть в правительстве, хоть на кондитерской фабрике) часть высших управленцев всерьез воспринимают новые задачи и выполняют их. Часть вынуждены уйти сразу – по недоверию вышестоящего руководства или из-за своего принципиального несогласия. Мы преувеличиваем степень коварности или защищенности первых лиц экономического блока. В нашем конкретном случае, сочетание воли к изменениям у нескольких высших лиц страны за пределами экономического блока, наличие разумной программы и поддержка у большинства населения уверенно пересилят «злобную магию» либералов на ключевых экономических постах. Страна, сумевшая выкурить очаг международного терроризма из прежней Чечни, и почти добившаяся того же в Сирии, сумеет справиться с гораздо менее сложной управленческой задачей по оздоровлению работы служб и ведомств с центральным штатом в несколько тысяч человек.

Ключевая задача – создать твердую уверенность населения в неизбежности скорой смены курса. Тогда ни одна элитная группа не решится на открытое противостояние. А уже через несколько месяцев поток богатства и благополучия, создаваемый Курсом, увлечет и большинство элитных групп.

–Коней на переправе не меняют – рискованно делать такие радикальные изменения в экономике в пик проблемы с коронавирусом и падением цены на углеводороды

Наоборот, мировой кризис «вокруг коронавируса» дает идеальный момент для принятия временных чрезвычайных мер внутри страны и для защиты от критики и нападок на новый курс извне.

Вряд ли данный Курс – это первая попытка предложить движение в сторону быстрого экономического роста, низкой инфляции и публичной эмиссии. Вероятно, что предыдущие попытки разбивались о согласованность внутренней «5-й колонны» и западных финансовых институтов. Но сейчас большинство стран мира вынуждены делать радикальные шаги в сторону публичной эмиссии как способа вылезти из «вирус-рецессии».

Ближайшие 3-4 месяца будут самыми благоприятными для смены курса. Любые действия России могут быть поданы как чрезвычайные, временные, не меняющие систему. Способность западных стран и международных финансовых институтов к координации по давлению на Россию в этом году намного ниже обычной – любое формальное описание действий Курса даже технически не отличить от действий властей десятков стран.

Про падение цен на нефть. Действительно, прирост золотовалютных резервов резко замедлится, но и только. Весь экспорт нефти из России примерно равен торговому профициту России. Сами резервы чрезмерно велики сегодня – их хватает почти на три года оплаты всего товарного импорта, а значит, временные низкие цены на нефть не являются препятствием для реализации Курса Благополучия.

–Президент, высшее руководство уже объявили много шагов в похожем направлении. Пусть развитие идет эволюционно, а предлагаемая программа «Курс Благополучия» слишком радикальна

Сегодня Россия рискует оказаться в числе сильно пострадавших от вируса экономик мира. При этом колониальный финансовый механизм России не позволяет должным образом среагировать на выпадение двух месяцев потребительского спроса. В зависимости от времени окончания карантина в середине мая или конце мая, ВВП России упадет на 6% или на 8% по итогам 2020 года, и будет восстанавливать докризисный уровень или к 1, или к 3-му кварталу 2022 года. Без действий предлагаемого Курса каждая неделя ограничений снижает ВВП на 1% в 2020 году, и отодвигает срок восстановления экономики России на 2-3 месяца! При этом доходы наиболее экономически активной части населения (самозанятых, мелких компаний) упадут больше всего – это грозит  и попытками сценария «майдана» в России зимой — весной 2021 года.

И, наоборот – при принятии Курса последствия коронавируса можно преодолеть уже к ноябрю 2020 года и выйти на скромный рост уже по итогам этого же годы, вместо падения в 6-8%.

Другая опасность – дальнейший перехват экономической власти и навязывание решения, при котором ровно то же спасительное насыщение спроса будет сделано через механизм госдолга перед частными и / или иностранными банками, что гарантированно ведет к крушению российской государственности и полной потере государственного суверенитета. При таком развитии событий будут «обнулены» (модное слово!) – все результаты и достижения во внешней политике и в устойчивости власти, начиная с 2000 года.

Предлагаемый Курс является наименее радикальным, наименее рискованным сценарием: выигрыш населения в уровне жизни, страна сохранит устойчивость и развитие, при этом большинство внутренних элитных групп сохранит и многократно умножит свои активы.

Публичная эмиссия денег (и в прямом, и в «госбанковском» её вариантах) – самая мощная машина создания богатства не только для рядового жителя, но и для власти, и для элиты.

Лучший способ избежать противодействия элиты – купить её согласие. Купить гораздо большими возможностями, и финансовыми, и для реализации карьерных и личных амбиций, которые дает многократное умножение национального богатства в результате Курса. Очень небольшое количество будет реально сопротивляться и должно будет пострадать – только наиболее идеологизированные, убежденные почти на религиозном уровне социопаты, сторонники либеральных ценностей в их совсем извращенном варианте. Очень похожем на отношение нацистов к славянским народам, в стиле «пусть быстрее вымрет этот мерзкий народ». Большинству элиты  — на опыте быстро выросших азиатских стран – выгоднее и быстрее будет принять новые правила игры, какими бы коррумпироваными эти элиты ни были до начала  Курса. В реальности или в стереотипах населения.

Со временем вырастет новая элита, более национально ориентированная. Но она не может появиться ДО начала выполнения Курса. Сегодняшнее требование «национализации элиты», «деофшоризации экономики» — такая же наивность, как призывы либералов сначала организовать новые, более качественные суды и политические институты как предпосылка для экономического роста. Сначала – рост и преодоление бедности, и уже в быстро растущей экономике гораздо легче улучшать общественные институты и качество госаппарата.

Лучший способ избежать развала — не дать ситуации свалиться в одну из двух ям: ловушку обременения российских финансов внешним частным долгом «как ответ на вирус», и ловушку массового недовольства населения экономическими последствиями коронавируса и неадекватностью реакции на них тех, кто определяет экономическую  политику России.

Группа разработчиков

экономической программы «Курс Благополучия»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие статьи

Либералы опять предлагают России долговое рабство

Либералы опять предлагают России долговое рабство

На фоне ухудшения социально-экономической ситуации в стране, вновь громко зазвучали голоса «либеральных экономистов». Идейных наследников Егора Гайдара и «приватизаторов» из «святых 90-х».  Эпидемия коронавируса, а,

Читать далее »

Поделитесь материалом в социальных сетях

Поделиться в vk
ВКонтакте
Поделиться в facebook
Фейсбук
Поделиться в twitter
Твиттер
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в telegram
Телеграм

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: