Борьба с бедностью – России нужен «минометный старт»

Китай на днях объявил о достижении в заранее заданный срок амбициозной задачи – покончить с крайней бедностью.

Её определили как душевой доход в 4000 юаня в год или 606 долларов или 46 тыс рублей в год, или 3838 рублей в месяц. Это примерно похоже на подушевой доход в 2 доллара в день, популярное в мире определение крайней бедности.

Последние несколько лет китайские власти отслеживали прогресс каждого из уездов с жителями ниже заданной границы. Последние уезды с людьми с такими низкими доходами по всему Китаю чиновники отслеживали на большой обновляемой компьютерной карте, как если бы это были зоны наводнения или некоей эпидемии, где бедность подлежала искоренению как опасная зараза. Последние семьи с очень низкими доходами торжественно подписывали сертификаты – свидетельства роста их доходов выше пресловутой планки крайней бедности.

Программа искоренения крайней бедности обошлась Китаю недешево. В большинстве случаев пришлось строить недостающие дороги, энергоснабжение, сети связи – чтобы в неблагополучных деревнях могли появиться новые предприятия и рабочие места

В реальности доходы самых бедных жителей Китая выросли не до 4000 юаней в год, А, как правило, до 10 тыс юаней. А это уже 9595 рублей в месяц или сопоставимо с текущим прожиточным минимумом в России, в среднем по стране определенным в 10 609 рублей.

Даже при нынешнем тяжелом состоянии мировой экономики, Китайской экономической системе под силу и дальше быстро наращивать доходы самых бедных слоев населения. Вероятно, уже к 2024 году доля китайцев с доходами ниже прожиточного минимума в его российском определении станет меньше, чем в России. А это символичный год!

Это будет окончательным признанием превосходства китайской экономической модели – и одновременно ущербности нынешней экономической системы России.

В 2018 году Президент России поставил задачу снизить к 2024 году количество бедных вдвое с 12.9% до 6.5% россиян.

Реальность нынешней экономической модели России  – а вовсе не «корона-кризис», или нежелание властей – заставили Президента в июле нынешнего года отложить достижение этой цели до 2030 года.

Как измерить бедность?

Оставим на время споры про то, можно ли прожить на 10606 рублей в месяц. Эта цифра – лишь способ выразить в экономических показателях общественно-экономическую проблему.

Можно посмотреть материалы Аналитического центра при Правительстве РФ.

Если взять другую планку бедности – например, 14 тыс рублей в месяц или на 3400 рублей выше официального прожиточного минимума, то количество бедных в РФ резко вырастет – с 12% до 20% населения. А если поднять планку всего-навсего до 19 тыс рублей, то бедными окажутся ужасающие 33% россиян!

Бедные граждане – самая большая слабость любой экономической системы.

Бедные граждане – потенциальная база для поддержки протестов и попыток смены власти, в том числе и в интересах враждебных внешних сил. Они редко оказываются среди наиболее активных первых протестующих, но их легко увлечь обвинениями властей в коррупции и обещаниями улучшения их доли, как только сменят режим.

Бедные граждане – «пропавший» внутренний спрос , без которого не достигается эффект масштаба и требуемая производительность труда в большинстве отраслей экономики.

Теоретическая основа борьбы с бедностью

Начиная с конца века, общий уровень развития сельскохозяйственных и промышленных технологий позволяет любой стране жить без бедности, при минимальном выполнении политэкономических законов. Самый частый источник бедности – изъятие из экономического оборота слишком большой части денег на ренту, или «незаработанный доход» в виде процентов по кредитам, стоимости услуг страховых компаний, роста стоимости уже существующих ресурсов (земли, недвижимости, ценных бумаг). Особенно когда это сопровождается «денежным голодом» в экономике, отсуствием расширения денежной массы и новых инвестиций в инфраструктуру и производственные мощности.

История мировой экономики последних 150 лет показывает – не существует другого способа массового подъема заметной части населения страны из бедности, кроме расширения денежной массы в экономике за счет кредитов госбанков или прямой государственной эмиссии, при одновременных мерах по избежанию инфляции из-за обесценения национальной валюты.

В предыдущих материалах Курса Благополучия мы смотрели на примеры Японии, Китая, Германии, Бразилии. Интересный материал про опыт Канады здесь.

Законы политической экономии можно игнорировать, но невозможно вопреки им улучшить благосостояние большинства населения. Прибавочная стоимость, или «прибавочная стоимость от совместной деятельности» (Increment of association) в трудах Клиффорда Дугласа определена именно как требуемый эквивалент увеличения денежной массы в экономике со стороны государства и его банков, соразмерный величине прибыли, изымаемой частными предпринимателями из экономического оборота. Способ «раздачи» государством этой новой денежной массы населению и есть главный способ борьбы с бедностью, и одновременно главный источник экономического роста.

Игнорирование связи концепции прибавочной стоимости с изменением денежной массы в экономике и ее источников и есть главная теоретическая претензия политической экономии к Карлу Марксу и марксизму в целом. Неудивительно, что два его главных труда в названии имеют «критику политической экономии». Он просто обходил молчанием центральный вопрос – откуда берутся новые деньги в экономике. Та же претензия и к общепринятой «экономикс» в стиле Кейнса или монетаристских теорий.

Точно также как все впечатляющие примеры роста экономики и благосостояния в 20 веке были связаны с расширением денежной массы страны через «белые», «не-токсичные» деньги через займы госбанков и эмиссию – так и все примеры бедности в относительно развитых странах связаны с недостаточным спросом в экономике при сжатии денежной массы, и в отсутствие «белых» денег и расширенного кредитования со стороны госбанков.

Прибавочная стоимость от совместной деятельности должна большей частью идти в доход большинства населения через увеличенные государственные расходы и рост займов от госбанков.

Как можно быстро справиться с бедностью в России – «минометный старт» в первые два года.

Программа Курс Благополучия  – на сегодня единственная целостная программа, при выполнении которой достигаются и быстрый экономический рост, и сокращение бедности. Законы политэкономии обеспечивают наиболее быстрый экономический рост именно тогда, когда расширение денежной массы происходит по двум параллельным направлениям:

  1. Опережающий рост доходов наиболее малодоходной части населения любым способом из нижеописанных:
  • ББД как «стипендия» или «национальный дивиденд» каждому гражданину
  • разновидность ББД – «социальная стипендия» в обмен на требуемое общественное поведение в некоторых странах. Например, в Бразилии жители «фавел» (трущоб) получали ежемесячную доплату, если их дети начинали посещать школу. В России эквивалентом таких «социальных стипендий» были бы выплаты в помощь переезжающим в демографически неблагополучные регионы, или поддержка русскоязычных переселенцев из других стран
  • освобождение от НДФЛ доходов ниже реалистичного уровня бедности (в России это близко к сумме двух прожиточных минимумов или 21-22 тыс рублей в месяц)
  • поднятие пенсий всех видов, и зарплат самых массовых категорий бюджетников, начиная с рядового состава, школьные и ВУЗовские учителя, больничный персонал.
  1. Расширенное кредитование нового жилищного строительства под низкий процент, строительство инфраструктуры государством, и новых производственных мощностей частными компаниями.

Эти два направления вместе производят мощный, умножающийся вклад в рост экономики, при одновременном быстром снижении бедности. Зарплаты не только госсекторе, но и в частном секторе быстро растут. Расширение производства и продаж всех видов заполняет недозанятые рабочие руки, вызывает их временную нехватку и, как следствие, рост зарплат в частном секторе. Это вынуждает работодателей избавляться от непроизводительных рабочих мест, и одновременно поддерживать растущий объем продаж с непропорционально меньшим увеличением сотрудников. Проще говоря, при росте производства в полтора раза и росте зарплат в те же полтора раза, работодатель старается не добавлять (а по возможности и сокращать!) позиции кладовщиков, вахтеров, бухгалтеров, руководителей низового звена, и максимально «растягивать» квалифицированный персонал между увеличенным количеством смен и работающего оборудования, или мест обслуживания. Чуть позже начинается эффект окупаемости коротких капиталовложений – видеокамера вместо контролера, вилочный погрузчик вместо тележки-«роклы», дополнительное оборудование в конце или начале производственной линии (смотря, где узкое место). Еще через 12-18 месяцев начинается эффект от полностью новых производственных мощностей – новые линии, заводы, магазины, склады, рестораны.

Увеличенное инфраструктурное и жилищное строительство также отвлекает на себя часть рабочей силы, но и добавляет еще больший потребительский спрос из зарплат строителей всего этого, и на материалы для отделки и обустройства нового жилья.

Рост экономики и доходов первые два года – самый легкий, и самый хрупкий одновременно.

Легкий – потому что он задействует не до конца загруженные существующие производственные мощности и рабочие руки. Для первых 20% роста ВВП, первых 25-27% роста личных доходов (включая первые 30% роста доходов той самой трети граждан с наименьшими доходами) – в России даже не нужны большие дополнительные инвестиции! Они нужны для продолжения роста за пределами этих двух первых «волшебных» лет.

Главный приоритет здесь – стимулировать низкопроцентными кредитами и субсидиями достаточно новых инвестиций, чтобы к моменту загрузки существующих рук и мощностей через 18 – 24 месяца новой политики уже появилась автоматизация существующих рабочих мест, и новые прозводства и объекты сферы услуг. Также – потребуется субсидийная поддержка нескольких тысяч проектов импортозамещения оборудования и ключевых компонентов.

Хрупкий – потому что в начале нового курса государственная машина еще приспосабливается к новым реалиям, в то время как внешние враждебные силы могут действовать слаженно и эффективно с первого дня. С максимальным задействованием «спящих» и просто наиболее вороватых представителей существующей элиты. Самый действенный способ прервать развитие в этот момент – организовать атаку на национальную валюту, на рубль. Скачок курса превратится в дополнительную инфляцию, обесценит часть стимула от растущего спроса, и удорожает импортируемые оборудование и компоненты.

Также, возможно массовое внешнеполитическое давление, перегружающее способность властей реагировать не несколько кризисов одновременно. Например – давление со стороны международных финансовых институтов, протестующих против мер валютного контроля и роста заимствований от госбанков. Или сразу несколько военно-политических кризисов – например, Скрипаль-2, Навальный-2, Карабах-2 одновременно, плюс обострение в Сирии и Донбассе.

Опыт мировой экономики последних 100 лет говорит, что выполнение такой экономической политики гарантированно снижает бедность в несколько раз за пять лет. Даже крайне ограниченная политика бразильских властей привела к увеличению доходов малоимущей половины населения на 53% за 8 лет, быстрее роста ВВП. Который, в свою очередь, перестал расти сразу, как только эта политика была свернута под давлением внешних сил.

Китаю уже гораздо сложнее достигать такого темпа сегодня. Нет эффекта дозагрузки простаивающих мощностей и рук первые два года. Недостаточно образованного населения. Слишком много бедных должны улучшать свое положение принципиальной сменой деятельности (с рисового поля на завод) и места жизни (из деревни в город). Поэтому в их реалиях бедность устраняется масштабным строительством мостов, авто- и ЖД-дорог, вышек мобильной связи, электростанций, водопроводов и водоочистных сооружений. Все то, что требуется для подключения к росту удаленных районов, которые китайская экономическая система просто не могла включить в себя иначе, кроме как предложить их жителями стать экономическими мигрантами, ездить на заработки в более благополучные районы. Теперь инфраструктура пришла на родину этих мигрантов, а через несколько лет большинству из них получится найти работу и достаток уже на своей малой родине.

России пока не нужно копировать китайский опыт сегодняшнего дня. Составлять карту неблагополучных сельских районов по каждой области – к этому придем чуть позже. Пока требуется, пользуясь военной аналогией, выстрелить нашу «экономическую ракету» из вертикальной пусковой установки, подбросить ее вверх минометным стартом – а там уже включится главный, маршевый двигатель и поведет её на цель. Как это и предлагает Курс Благополучия:

  • выдать больше денег на руки населению через ББД, выплаты на ребенка, пенсии, зарплаты бюджетникам
  • низкопроцентными займами и прямыми субсидиями ускорить добавление требуемых производственных мощностей
  • увеличить траты на инфраструктуру в большинстве областей РФ, начиная с заурядных местных дорог и больниц
  • препятствовать перетоку средств на валютный рынок – и переводить максимум кредитования в госбанки, с возвратом даже сниженных процентных доходов государству как дивиденда их 100% акционеру

Первые два года такого «минометного старта» с ростом экономики в сумме на 20%, ростом реальных доходов граждан на 25%, ростом доходов наиболее бедной трети россиян минимум на 35% при выполнении такой политики – гарантированы.

Что будет потом – зависит от тех инвестпроектов, проектов по импортозамещению, новых «пятен» жилой застройки, новой инфраструктуры всех видов, которые начнут осуществлять в эти первые два года.

Связь темы бедности и политической стабильности.

Бедность, даже затрагивающая большую часть населения страны, не является прямой и немедленной причиной политических протестов, которые сносят власть в этой стране. Логические взаимосвязи здесь более сложные…

Бедность и политическая неустойчивость идут вместе, потому что они есть два симптома одной болезни. У них общая первопричина – отсутствие внутреннего источника инвестиций, и преобладание «черных», «токсичных» денег в экономике, контролируемых международным финансовым сектором.

Страна с преобладающим частным, «черным» источником новой денежной массы неизбежно имеет сильный политический класс, финансово питающийся от этой системы и способный как подкупать часть «силовиков», так и финансировать политических активистов, используемых для дестабилизации и для первых протестов.

Революции и перевороты есть проекты дорогостоящие, требующие финансирования и внешней поддержки. Но еще больше они нуждаются в устойчивом общественном слое или общественной группе, организующей это.

Когда есть слой людей внутри страны, выигрывающих от усиления «черных», «токсичных» частных денег в экономике, когда есть внешние силы, заинтересованные в ослаблении страны – появляются активисты переворота. Часть их есть искренние недовольные существующей властью, часть есть проплаченные провокаторы и активисты. Бедные оказываются только среди совсем уж рядового состава второй группы, как «наемный низовой персонал». Большая часть и искренних недовольных, и нанятых агентов – не являются бедными. Наоборот – часто они выигрывают от уже сложившегося порядка и хотят его дальнейшего развития в свою пользу.

Сами бедные жители страны, «молчаливое большинство», начинают способствовать успеху конкретного переворота только на заключительном этапе. Когда внутренние влиятельные «бенефициары революции» способствуют организации недовольных и агентов, когда извне четко выражена поддержка успеху будущих протестов – тогда сначала усиливается информационная атака на действующие власти. И только потом, когда власть не может отбиться от нарастающих протестов, а ее представителей обвиняют в «золотых унитазах», в том что «отобрали бизнес у достойных людей», часто ложно или искаженно – уже тогда только бедные НЕ СПОРЯТ с переходом власти к новым лидерам.

А в результате бедные станут еще беднее…

  • Россия 1917 г
  • Россия в «перестройку» и 1990-е годы
  • Украина 2013-2014 гг
  • Бразилия 2011-2017 гг

Менее драматично, и без видимых революций – но те же самые причины у роста бедности в США после начала 2000-х годов. В многих европейских странах.

И наоборот – успехи большинства стран в борьбе с бедностью  основаны на государственном источнике новой денежной массы, на инвестициях в инфраструктуру, на помощи частным компаниям в строительстве нового жилья и новых производственных мощностей

Группа разработчиков экономической программы «Курс Благополучия»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие статьи

Экономика — мифы и опасения

Экономика — мифы и опасения

После публикации текста программы выхода экономики России из кризиса «Курс Благополучия» пошел вал писем и обращений. Критика, вопросы, дополнения. И это прекрасно. Это очень хорошо.

Сегодня мы публикуем ответы на некоторые поступившие опасения и возражения. Отвечаем на вопросы, развенчиваем мифы…

Читать далее »
Либералы опять предлагают России долговое рабство

Либералы опять предлагают России долговое рабство

На фоне ухудшения социально-экономической ситуации в стране, вновь громко зазвучали голоса «либеральных экономистов». Идейных наследников Егора Гайдара и «приватизаторов» из «святых 90-х».  Эпидемия коронавируса, а,

Читать далее »

Поделитесь материалом в социальных сетях

Поделиться в vk
ВКонтакте
Поделиться в facebook
Фейсбук
Поделиться в twitter
Твиттер
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в telegram
Телеграм

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: